Илья Кузнецов: «Я верю в русский балет»

07 ОКТЯБРЯ 2015 В 17:33

Заслуженный артист России Илья Кузнецов открыл в Санкт-Петербурге Детскую школу балета.

Двадцать лет Илья являлся ведущим солистом Мариинского театра, в его репертуаре насчитывается более 100 ролей – от злодеев до принцев, дуэтные партии и драматические роли в спектаклях «Жизель», «Дон Кихот», «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетта» «Кармен-сюита», «Спартак», «Спящая красавица» и многих других. В прошлом году в возрасте 38 лет Илья Кузнецов завершил карьеру с целью создания образовательных институтов, обучающих детей азам классического балета, взращивания молодого поколения артистов высокого искусства.

– Илья, расскажите, как вы приняли решение перейти из творчества в бизнес?

– Коммерческая жилка проявилась у меня в детстве. Мои родители – артисты балета – с самого детства брали меня с собой на гастроли. Пока они давали спектакли, я зарабатывал свои первые деньги – подрабатывал на рынках. Когда я подрос, мы с родителями переехали в Петербург, и я уже должен был прокормить и себя, и их. И тогда я стал продавать молоко из гуманитарной помощи, мороженое и при этом хорошо зарабатывал. За ночь получал 50 долларов и даже мог позволить себе купить бордовый костюм, который тогда был в моде. Позже десять лет обучался в школе при Мариинском театре, а после 20 лет служил в театре, поэтому о бизнесе совершенно не думал, посвятил себя высокому искусству.

Каждый раз, когда я встречался с друзьями, они говорили мне: «Займись своим делом, которое ты знаешь, тогда у тебя получится построить бизнес». И таким образом месяц за месяцем, год за годом формировалось мышление, что я смогу создать свою школу, в которой буду обучать детишек классическому балету. У меня были успешные примеры друзей в Европе, Японии. Приведу пример. Японская нация – не самая красивая, у них своеобразные фигуры. Дети, с которыми наши специалисты занимались с младенчества, сейчас имеют красивые, стройные, вытянутые фигуры, отличающиеся от коренных японцев. 

Это сподвигло меня озвучить свою мечту в семейном кругу. У моей супруги Ирины был подобный опыт, она закончила институт Лесгафта и уже к тому времени снимала студии, тренировала девочек. Мы поняли, что эта ниша была на тот момента свободна. Дело в том, что в Академию русского балета им. А.Я.Вагановой или другие заведения дети приходят из гимнастики, из спорта, но только не из классического балета. Поэтому я понял, что могу готовить детей, обучать их с четырехлетнего возраста, чтобы они поступали в специализированные высшие учебные заведения и занимались балетом. Так и открыли школу. Это стало нашим семейным бизнесом. В моем деле главное было – начать. Для себя я сделал вывод: если пришла идея – немедленно ее нужно воплощать в жизнь, не ждать лучшего момента или особых привилегий.

– Илья, вы первопроходец в этой области. Многие выдающиеся артисты, уйдя из балета, так и не смогли реализовать эту идею, хотя у многих были подобные задумки.

– В России мы действительно первые. Изначально мы открывали классы по всему городу. Сейчас расширяемся и планируем открытие школ в Москве и других городах России. У нас работают высококвалифицированные преподаватели из Мариинского и Михайловского театров. Мы стали работодателями. Даем возможность артистам, которые рано заканчивают карьеру и уезжают в Америку, Европу, Японию, где их труд высоко оценивается, остаться в Петербурге. Сейчас я получаю лицензию дошкольного и школьного образования. Моя методика работает. Я вижу, что мы правильно выбрали путь и подняли достойный уровень. Хотя это другой труд, его не сравнить с выступлениями. Нужно быть юристом, бухгалтером и еще внедрять свое видение. Думать о рекламе, где деньги взять. 

Я думал, закончу карьеру лет в 60, у меня были такие роли, как Гирей, я бы мог играть и играть до старости, там не надо прыгать. Но я осознанно ушел из профессионального балета, почувствовал, что здесь я нужен.

– Какая у вас главная задача в рамках деятельности школы?

– У нас есть фундамент. Сейчас мы начинаем строить стены. Этот год я потрачу на то, чтобы привлечь государственную поддержку. Мы это делаем для молодого поколения, для нашего города. Я не педагог, хотя знаю, что был бы хорошим учителем. Но сейчас моя задача гораздо шире – сделать через десять лет новую волну артистов балета. 

Первый шаг – это школы. Следующий шаг – детский театр, ведь «мы в ответе за тех, кого приручили». В нем мы могли бы показывать различные спектакли. Сейчас готовим детский проект, похожий на «Сезоны Дягилева», который вместит в себя различные сказки для детей: русские, грузинские, казахские. Хотим прийти к культуре нашей сказки – отразить самобытность страны и привнести что-то новое, увидеть нашу культуру с другой стороны. А потом нужно организовать и взрослый театр. Я уже десять лет вынашиваю своего Дориана Грея. Сейчас колоссальные компьютерные возможности, потрясающие вещи делают корейцы и немцы. Например, на экране изображены цветы, ты до них дотрагиваешься, а они шевелятся, или по траве идешь, и она мнется. В ногу с технологиями мы можем делать интересные вещи. Помните, когда 100 лет назад Жизель полетела? Это был шок. Хотя в Мариинском театре должны оставаться классические спектакли. И это очень сложный и затратный процесс. Но они должны быть нашей гордостью и достоянием. Например, есть Мариинский и новый театр, где можно экспериментировать.

– Илья, ваша идея очень затратная, у вас есть инвесторы, которые помогают?

– Да, есть. Но хотелось, чтобы инвесторов было больше. Наша финансовая часть полностью прозрачна. Хочу реализовывать те вещи, которые еще никто не делал. Например, недавно мы с детьми поставили спектакль «Маша и Щелкунчик». Спонсор выделил 8 млн рублей и при этом захотел остаться в тени. Мы сделали шикарный балет. Костюмы придумала Татьяна Парфенова, постановка Петра Базарона. Дети вышли на премьеру в Александринском театре, в БКЗ, в ДК им. Горького. Для них это событие.

Мы бесплатно пригласили 1,5 тыс. детей из детдомов. Сейчас мы готовим новые спектакли, в каждом из них есть душа.

– Илья, как вы совмещаете в себе творческую личность и успешного бизнесмена?

– Для меня это не представляет особой сложности. В каждом бизнесе должно быть творчество. К сожалению, наши деятели собирают подданных – слабеньких. Это нехорошо, ведь нужно мыслить о будущем. А они не думают о высоком, сделают тучу, сквозь которую не пробьется свет. Для меня пример – Стив Джобс, который работал с людьми, умнее его, и не боялся. И только так можно достичь высот. Для меня Джобс не имеет национальности, это гениальный человек, который создал новые вещи, талантливый бизнесмен и творческая личность.

– Илья, русский балет всегда славился на весь мир своей техникой и подачей, каков статус русского балета сейчас?

– Мы сильны в балете. Но можем сами убить все, чем славится русский балет, и я это наблюдаю. Почему я закончил карьеру? Потому что вижу, что делают некомпетентные люди в сфере культуры, которые имеют деньги или власть. Они внедряются и сносят идеалы, которые творились столетиями. Хотя туда не надо ничего вносить. Надо творить новое, но при этом не трогать старое, а беречь. Иметь «Эрмитаж» и экспериментальные театры. 

Я долго работал в Стокгольме и видел, как молодым ребятам давали возможность делать новые постановки. Конечно, не все удачные, но из них 20% гениальны. Благодаря этому Стокгольм достиг таких высот, сейчас целая плеяда современных балетмейстеров из Стокгольма. Нам нужно перенять подобный опыт. Нужно взращивать новое поколение. 

Воспитывая детей, я знаю, что воспитываю армию. Знаю, что на это уйдет 10-20 лет, но я к этому готов. 

– Илья, вы всю жизнь прослужили в Мариинском театре. Помимо света софитов и славы вы знаете закулисную жизнь. Своих детей отдадите в балет?

– Я прошел огонь, воду и медные трубы. По молодости был сорвиголова. Мне было на многое наплевать. Доказывать всем, что ты лучший – это тяжело. Никто не брался за работу, которую я делал, она и актерская, и дуэтная. Если брать в качестве примера пианино, то я владел всеми октавами. В моем репертуаре более ста ролей. Мой старший сын не хочет заниматься балетом, хотя очень подходит под этот типаж. Но с четырех лет говорит, что хочет быть инженером. Я не настаиваю.

– Что для вас было самым сложным за эти 20 лет непрерывного балета?

– Бороться с самим собой. 

– Была роль, которую вы играли с особой любовью?

– Я к каждой роли трепетно относился. Всегда сам делал себе грим. Я танцевал и злодеев, и принцев. Тибальт у меня был рыжий. Многие со мной спорили. Я говорил: «Почитайте у Шекспира, он у него ярко-огненный». Собирал образы. 

Очень дорога роль в спектакле «Манон». Мне не верили, что я буду танцевать, английские критики удивлялись, как будет русский Ванька танцевать возвышенный спектакль. Мы с Дианой Вишнёвой два месяца не выходили из зала, репетировали. Диана во время работы сжирает и партнера, и себя, поэтому и добилась такой высоты. Но мы все сделали на самом высоком уровне. Спектакль имел колоссальный успех.

– Смотрите ли вы современные постановки и что можете отметить?

– Посетил спектакль Юрия Смекалова «Фрида». Очень понравился. Он сделал свой балет, в котором участвовала наша ученица. В спектакле было все самобытно, специально была написана музыка. Мои примеры подражания в искусстве – это Дягилев, Григорович, которые открывали новых композиторов, художников и создавали новое. Нужно терпение. За один день ничего не построить.

– Илья, дайте, пожалуйста, совет читателям, как держать осанку в повседневной жизни?

– Поначалу тяжело. Но главное – нужно постоянно об этом думать. Мне, конечно, легче сидеть вразвалку. Хотя раньше я даже в самолете сидел, как струна.

Совет: чем бы ты ни занимался, все надо пропускать через голову и душу, чтобы в голове образовалась мысль и укрепилась в душе. Поначалу тяжело, потом входит в привычку. То же самое и с осанкой.

Биография
Кузнецов Илья Владимирович – заслуженный артист России, народный артист Республики Северная Осетия-Алания. Родился в городе Самаре (Куйбышев) в 1976 году. Окончил Академию русского балета им. А.Я. Вагановой (класс Владилена Семенова) в 1995 году. Солировал в труппе Мариинского театра. В репертуаре:  «Жизель» (граф Альберт, Ганс), «Корсар» (Конрад), «Баядерка» (Раб), «Спящая красавица» (принц Шарман, фея Карабос), «Лебединое озеро» (принц Зигфрид, Ротбарт) и другие.
Лауреат театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» (сезон 2000-2001) в номинации «Лучшая балетная роль» за партию в балете «Звуки пустых страниц» и роль Хулигана в балете «Барышня и хулиган».
Танцевал приглашенным солистом в театрах Швеции, Франции, Англии, США, Германии, Японии, Китая, Югославии, Украины, Финляндии, Италии, Испании и многих других.
Генеральный директор ООО «Детская школы балета Ильи Кузнецова», член Международной танцевальной ассоциации UNESCO, президент Благотворительного фонда «Пропаганда и Возрождение Русского Искусства». 
Теги: