Александр Болдачев: "Сел - очнулся - арфист"

29 ИЮНЯ 2015 В 11:55

30 июня в Малом Зале Филармонии состоится концерт арфиста-виртуоза Александра Болдачева. «Эксперт Северо-Запад», накануне выступления, встретился с музыкантом и побеседовал с ним о творческих планах, любви к Родине и почему необходимо делать шоу из классического концерта.

 

- Александр, что Вас побудило связать свою жизнь с музыкой?

 

- Сколько себя помню, музыка была  бòльшей частью жизни. Она была со мной и до рождения, и с первых шагов, благодаря маме – профессору консерватории И.А. Шараповой. А вот собственное, независимое желание быть музыкантом появилось уже, конечно, в зрелом возрасте. 

 

- Как же так получилось, что Вы выбрали для себя именно арфу?

 

- Это воля случая. Мама видела во мне певца, я видел в себе непокорного мальчишку, а профессор по арфе Ася Варосян – разглядела арфиста. Ну, а дальше: «сел – очнулся – арфист, черт побери». Но неважно, что за инструмент в руках. Главное – передать то, что внутри.

 

- Если бы музыкальный инструмент мог говорить, то о чем бы с ним беседовали?

 

- «Какого черта Ты снова поползла?! (т.е. струны сменили строй – прим. «Эксперт Северо-Запад»)». В действительности я и так говорю с инструментом, а он мне отвечает. Для этого надо его просто чувствовать и понимать. А обсуждаем мы все: от философии до житейских глупостей.

 

- Наверняка от многого приходится отказываться во имя музыки? 

 

- Всем понемногу и многим помалу. От лакричной помадки до полетов в космос... Наверное, я бы с удовольствием отказался от многого ненужного и неинтересного в моей жизни, чтобы посвятить больше времени творчеству. Но, к сожалению, моя леность думает иначе. Поэтому спешу успокоить – никаких особых жертвоприношений во имя музыки не было. Просто надо было, дополнительно ко всему остальному, ежедневно умещать от 3 до 8 часов за инструментом. Раньше больше времени оставалось на игру в футбол, даже был записан в местную цюрихскую команду. А теперь больше спокойных времяпрепровождений – книги, фильмы, музыка, друзья, вино, женщины...

 

- А можно нескромный вопрос? Реально ли, закрыв глаза, понять, играет мужчина или женщина?

 

- О, традиционный гендерный вопрос. С современными реалиями не всегда и с открытыми глазами поймешь (смеется). На самом деле, нет никакой разницы, чьи руки и ноги извлекают звук из инструмента. Главное – это нужные чувства, а они могут быть у кого угодно. Всегда важно понять – что именно ты несешь своей музыкой людям, и следовать за своим сердцем.

 

- Есть ли такое сочинение, которое не решились бы сыграть ни за какие богатства мира?

 

- А есть конкретное предложение? Родину не предам, родителей не продам, друзей не променяю. Все остальное – в разумных пределах. Надо играть «Мурку», будем играть «Мурку», особенно за «богатства мира». Главное, чтобы людям нравилось. Да, сейчас люди чаще подвержены визуальным удовольствиям, нежели аудиальным. И шоу, как бы пошло ни звучало, надо делать и из классического концерта. Время академического исполнительства прошло – надо вновь разжевывать смысл и привлекать людей интересной идеей или картинкой.

 

- Соглашусь с этим мнением. Но поговорим все-таки о классике. Каким композиторам отдаете предпочтение?

 

- Здесь все просто – это обычно тот, которого я в данный момент играю. Невозможно исполнять произведение и тихонечко ненавидеть композитора. Хотя Римского-Корсакова и Дебюсси всегда отмечаю отдельно.

 

- Известно изречение Оскара Уайльда: «Не стреляйте в пианиста - он играет, как умеет». На мой взгляд, доля правды в этом есть: невозможно каждый концерт играть с полной отдачей…

 

- А зачем тогда на сцену выходить? Это пудель в цирке может без отдачи выступать, а музыка без этого не живет. Просто подергать струны и понажимать  клавиши смогут многие, а пропустить сквозь себя музыку – единицы. И абсолютно неважно, какой инструмент – хоть на ложках.

 

- Помимо исполнительской деятельности Вы активно пишете музыку. Что послужило ключом к композиции?

 

- Вообще для меня процесс композиции и импровизации является естественным продолжением исполнительства. Все детские произведения были написаны под впечатлением от чего-либо. Мое первое сочинение «Ураган и дом» – после прочтения «Волшебника из страны Оз», «Приближение к Багдаду» – вторит мультику «Аладдин», а «Лонг-Айленд» – поездке в Америку. Так и повелось по жизни – получать впечатления и сочинять, экспериментировать. Композиция – это свободное творческое излияние музыканта, но популярными творения становятся, только если они также задевают фибры души других людей. Пока я еще далек от «Настоящих» произведений, но стремлюсь к этому.

 

- Скажите, есть ли люди в мире искусства, мнение которых для Вас авторитетно?

 

- Даже мнение моего педагога не есть абсолют. Многим коллегам я доверяю и уважаю их творчество, музыкальность и заслуги перед искусством. Среди них не так много арфистов, зато есть пианисты, композиторы и дирижеры. Но это не значит, что я все сказанное ими буду принимать за чистую монету. У каждого свой путь и должно быть свое мнение.

 

- Кстати, о пути. Рано или поздно многие музыканты уходят в преподавание. Кто-то уже победил во всех конкурсах, кто-то хочет передать свое мастерство. Есть ли у Вас такие планы?

 

- Это моя слабость. Точнее сила. Если есть возможность помочь, подсказать, направить другого музыканта – не жалею ни энергии, ни времени. Бывало, на мастер-классах приходилось с утра до вечера работать, но задор оставался до самого последнего ученика. Надеюсь, вскоре найти место, где я смогу создать свой класс.

 

- Вы часто гастролируете. Считаете ли себя космополитом?

 

- Скорее да, но и здоровый патриотизм мне не чужд. Мы должны, отталкиваясь от своих корней, объединяться с людьми других стран в единые кластеры. Да, для меня нет границ, я хорошо себя чувствую в любой стране мира, да и поселиться мог бы везде. Но тянет меня все равно к России, хоть я там давно не живу. Для Родины сейчас я могу сделать больше из-за рубежа. Придет время и, возможно, я смогу снова пожить в родных краях.

 

- Будем искренне на это надеяться. Александр, как известно, с артистами во время гастролей часто происходят забавные казусы. Попадали ли Вы в смешные ситуации?

 

- Да их много было: оркестранты забывали на ночь инструменты в ресторане; на единственной репетиции перед концертом оказывалось, что у меня и у оркестра ноты абсолютно разных произведений. Притом выяснялось это, когда уже начинали играть; падали декорации, выбегали дети на сцену, включалась пожарная сирена, выключался свет во всем зале... Самое запоминающееся – при исполнении музыки из «Звездных Войн» в Бернской Академии весь ректорат явился в традиционных костюмах. И вот все расселись, двери открываются, и входит ректор в черной мантии с капюшоном. Все встают, а оркестр, как и запланировано, начинает играть «Имперский Марш». До сих пор не знаю – было ли так задумано, но молодое поколение играло и плакало, еле сдерживая смех.

 

Справка

Александр Болдачев родился в Ленинграде в 1990 году. Занятия на рояле он начал с 4 лет под руководством своей матери засл. арт. России И.А.Шараповой. Спустя много лет рояль играет большую роль в творчестве музыканта, как инструмент для композиции и импровизаций.
Но основным, концертным инструментом является арфа. Обучение искусству игры на арфе Александр начал в 5 лет у К.Г.Малеевой, и спустя два месяца уже исполнял на сцене небольшие композиции.
В восемь лет, концертами в Литве, начинается его международная карьера, а год спустя Александр уже выступает с государственным оркестром Литвы.
В 2002 году Александр приезжает в Париж, получая уроки на дому у Катрин Мишель. Последующие два года становятся одними из самых продуктивных в жизни музыканта: он завоевывает несколько лауреатств, получает престижные премии «Британские блестящие дарования» (первый раз призером становится не гражданин Англии) и «ProEuropa» («За выдающийся талант и вклад в развитие европейского искусства»). Уже в то время Александр совершает ряд концертных турне в Англии, Франции, США и Японии. За это время написан детский альбом для сольной арфы, несколько камерных и вокальных произведений.
В 2014 и 2015 году Александр записывает два диска: «Арфа, как Оркестр» (раскрывающий технические и тембровые особенности инструмента, за счет известных оркестровых мелодий великих композиторов) и «Из России с Арфой» (произведения 15 русских композиторов от Алябьева до Слонимского, переложенных для арфы и собранных в тематические группы, такие как: «Птицы», «Цветы», «Балеты», «Картины» и «Вальсы»).
Празднование 70-летия Победы стало важным моментом в жизни музыканта. Он провел четыре концерта памяти в Рио де Жанейро и в Буэнос-Айресе. Концерты произвели сильный резонанс и стали важным дополнением к году русско-аргентинских отношений.
Теги: