Плодотворный симбиоз инновационной деятельности и ведения наукоемкого бизнеса при вузе

11 декабря 2013 в 13:40

Официальное участие вузов в качестве акционеров во вновь создаваемых инновационных предприятиях стало возможным после принятия федерального закона №217-ФЗ от 2 августа 2009 года. Хотя коммерческая деятельность при вузах, позволяющая получать доход от научных открытий и разработок, существует еще с 80-х годов XX века. 

Один из примеров сочетания университетской инновационной деятельности и ведения наукоемкого бизнеса при вузе – СПбГЭТУ «ЛЭТИ» и ООО «Инертех».

Многие крупные технические вузы сегодня с успехом коммерциализируют свои научные разработки через организованные при вузах малые инновационные предприятия (МИП), созданных в соответствии с федеральным законом №217-ФЗ . В Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете общий объем финансирования научно-исследовательских работ за 2012 год превысил 800 млн рублей, плюс к этому НИР более чем на 500 млн рублей выполнили малые инновационные предприятия. 217-ФЗ регламентирует создание бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности. При этом вузы в качестве уставного капитала хотя и вносят право использовать результаты интеллектуальной деятельности, но исключительные права сохраняются за ними. Сторонние лица имеют право выступать совладельцами МИП, если вносят не менее половины своей доли денежными средствами. И если научное учреждение сохранит за собой долю в уставном капитале, составляющую для АО более 25%, для ОАО – более чем одну треть.

Практика ЛЭТИ

Развитие инновационных предприятий в СПбГЭТУ «ЛЭТИ» началось в 1988 году. Сейчас здесь работают свыше 30 компаний, более трети из них созданы по новым правилам. Проректор по научной работе вуза Михаил Шестопалов говорит: «За 25 лет одни компании умерли, другие, как ОАО «НИЦ СПб ЭТУ», ведут бизнес достаточно успешно на протяжении нескольких лет и, решая конкретные задачи, переходят из малых в разряд средних. В некоторых случаях происходит, как я это называю, «рост из куста» – из существующих предприятий под отдельные направления создаются новые. Мы насчитали уже пять этапов развития предпринимательской деятельности при университете, у каждого были свои плюсы и минусы». Последние изменения законодательства проректор оценивает положительно: «В создаваемых сейчас инновационных предприятиях мы являемся учредителями, что очень хорошо. Я даже считаю, что бизнес-инкубатор, который у нас есть, вообще должен полностью состоять из таких компаний. И хотя предприятиями, созданными ранее, руководят наши же преподаватели или бывшие сотрудники вуза, формально это отдельные юридические лица без участия университета». По словам Михаила Шестопалова, наиболее востребованные направления, по которым сейчас развиваются МИП университета, – медицинское приборостроение, информационные технологии, программно-аппаратный комплекс, отчасти радиоэлектроника. «Например, торговые предприятия вузу абсолютно не нужны. Выращивать или перепродавать арбузы или грибы мы не хотим. Для нас естественно создавать наукоемкий бизнес, ориентированный на развитие основных научных направлений университета», – разъясняет Шестопалов.

Споры о том, могут ли преподаватели, кандидаты и доктора наук, работающие в вузах, заниматься бизнесом и как это влияет на учебный процесс, в образовательной среде не утихают. По мнению Михаила Шестопалова, каждый университет должен сам определять политику в этой сфере, учитывая свой опыт и специфику. «Если посмотреть список 10-15 ведущих вузов города, то двух одинаковых в нем не найти. В некоторых из них вообще категорически отказываются от малых предприятий, потому что считают это перетягиванием средств на сторону и оголением университета. Да, такое тоже может случиться. Мы в ЭТУ не противопоставляем университет и малые предприятия, а считаем, что они дополняют друг друга. Если вуз – это фундаментальные, прикладные разработки, НИОКР, то задачи малого предпринимательства – производство серийной продукции, доведение до опытного образца и тому подобное», – говорит он.

Инновационный пример

Одной из компаний, основанных при НИЦ СПб ГЭТУ уже после вступления в силу закона 217-ФЗ, является ООО «Инертех». В качестве учредителей в МИП вошли сотрудники кафедры лазерных измерительных и навигационных систем. Основные области деятельности предприятия – оптическое приборостроение, инерциальные измерительные системы, измерительные стенды и системы для исследования и калибровки датчиков различного назначения и приборов на их основе. Помимо самого вуза в числе партнеров значатся открытые акционерные общества: «Концерн ЦНИИ «Электроприбор», «Авангард» и ЛОМО, а также ФГУП «Всероссийский НИИ оптико-физических измерений», ФГУП НПК «Государственный Оптический Институт имени С.И. Вавилова» и другие. Основными заказчиками выступают предприятия ВПК и гражданские организации, как российские, так и зарубежные (из Китая, Южной Кореи, Германии, Швейцарии, Италии и других стран).

По словам генерального директора ООО «Инертех» Евгения Бохмана, технологическая площадка компании существует на базе кафедры ЭТИ, поэтому совместные работы с университетом – НИР и НИОКР – имеют большую научную составляющую. Но производственная база у предприятия своя. «Я знаю, что некоторые МИП в университете пользуются различными субсидиями, запрашивают поддержку у различных фондов. Для кого-то она существенна, но для себя мы решили, что в этих инструментах мы не заинтересованы. Потому что подготовка документов и отчетных материалов отнимает значительное количество времени, которое можно потратить с большей финансовой отдачей, выполняя конкретные заказы», – объясняет Бохман. Компании в октябре исполнилось три года, а поддержка такого рода актуальна для только что созданных фирм.

Недавно на предприятии разработаны два оптико-электронных измерительных прибора лабораторного типа: цифровой автоколлиматор и статический гониометр. Они предназначены для использования на оптических производствах (в метрологических лабораториях и центрах аттестации). Приборы применяют как на стадии установки станков для их правильной настройки, выставлении в плоскости горизонта и сверки параметров, так и при проведении экспресс-анализа угловых параметров деталей и аттестации различных угловых мер, например, при производстве полированных призм из стекла и металла.

Евгений Бохман считает, что эффективность формата именно малых инновационных предприятий достижима, если компании создают продукт, который либо гораздо дешевле, чем зарубежные аналоги при одинаковом качестве, либо если аналогов на рынке вообще нет. «В противном случае МИП ничем не будет отличаться от любой другой торговой компании, которая сама ничего не делает, перевозит товар со склада на склад, получая за это деньги. Мы применяем различные методы, позволяющие компенсировать погрешности, которые возникают в связи с особенностями конструкции приборов, и увеличить их точность, не очень сильно увеличивая стоимость. На Западе берут очень хорошие компоненты и делают очень дорогой прибор. Мы берем компоненты чуть похуже, внедряем туда свои инновационные технологии и получаем прибор такого же качества, но существенно дешевле», – делится опытом предприниматель.

Удешевления продукции удается достигать и за счет отсутствия наценки за бренд. «У иностранного оборудования очень существенны наценки за имя фирмы-производителя. Но не всегда действительные характеристики соответствуют заявленным, например, стенд не всегда выдает те точности, которые прописаны в инструкции. Может быть, они специально в Россию поставляют неликвид, есть такое опасение, может быть, это связано с тем, что их мало кто контролирует в принципе – что написали, то все и принимают на веру. Наша продукция проходит метрологические испытания, и все оборудование и приборы мы сейчас аттестуем и вносим в Государственный реестр средств измерения. И характеристики наших стендов после выхода с предприятия будут контролироваться независимыми метрологическими учреждениями, и доверия к ним поэтому должно быть гораздо больше, – убежден глава МИП. – Мы выигрываем в цене еще и за счет того, что находимся в России, где некоторые вещи можно произвести дешевле, чем на Западе. Плюс мы не несем расходов на транспортировку из-за рубежа, прохождение таможенного контроля и содержание штата менеджеров, находящихся в России».

Сплошные плюсы

По мнению Михаила Шестопалова, малые инновационные предприятия помогают вузу решать четыре основные задачи. «В первую очередь, мы делаем то, чего не умеют наши ученые, – коммерциализируем разработки через лицензионные договоры, эта схема у нас отлажена. Вторая цель связана с молодежью. Сейчас уже не та ситуация, как в 80-х годах, когда оставаться на кафедре было престижно. Студенты инициативны, хотят энергично проявлять себя. Создать бизнес можно и за углом, не обязательно у нас, хочешь – создай свое дело, работай на себя, мы не запрещаем. Но легче это делать именно через МИП. Мы помогаем: берем на себя обязательства по поддержке, совместным проектам и другим положительным моментам. Но в этом случае главное условие – работать в рамках университета», – заключает эксперт. Третьим позитивным фактором он называет отчисления с прибыли от деятельности предприятий: «Сейчас доходы от доли в МИП еще малы, но в принципе, я считаю, что в перспективе это может вылиться и в очень приличные суммы. Если бы ФЗ-217 был принят в начале 1990-х годов, и те предприятия, которые сейчас уже встали на ноги и являются средними, создавались по новым правилам, то можно представить, какими бы солидными были отчисления. Пока же это небольшие деньги, сотни тысяч, но в перспективе...». Четвертый важный аспект, который отмечают в вузе, – создание совместных с предприятиями учебных лабораторий. «Той продукцией, которую производит малое предприятие, мы оснащаем лабораторию и ведем там учебные занятия. А раз эта продукция востребована, то мы учим студентов на самых передовых примерах. А где мы иначе оборудование найдем? Это сейчас очень больной вопрос. Поэтому таких лабораторий у нас не менее десятка», – объясняет Шестопалов.

Отдельная тема – обеспечение занятости и трудоустройства студентов и выпускников на крупных предприятиях отрасли. Схема проста. Университет разрабатывает различные методы, методологии и технологии, а малое предприятие доводит их до опытного образца или технологических схем, которые предлагаются крупному бизнесу. «Когда мы предлагаем конкретный прибор компании, которую мы считаем своим стратегическим партнером, с которой мы уже давно работаем, нам говорят: «Хорошо, прибор мы получили, а кадры где?». И этот «кадровый пакет» мы отдельно подтягиваем. Это те ребята, которые здесь учатся и работают на малых предприятиях университета. Мы отвечаем: «Пожалуйста, вот продукт, вот подготовленные кадры». А дальше уже дело компании, брать ли молодых, но перспективных специалистов на работу и платить им хорошую зарплату, а не 10-15 тыс., о которых смешно говорить, или нет. Обычно нам отвечают: «Хорошо, мы их берем, а вы готовьте нам следующих». Таким образом, круг замыкается. Ведь если есть прибор, он не должен простаивать, он должен развиваться, а это и есть обратная связь на вуз. И у нас такая схема неплохо реализуется. Это лишь один из возможных вариантов, но он работает и на сегодняшний день дает положительный эффект, – рассказывает Михаил Шестопалов. И заключает: – По сути, инновационная деятельность – это одна из разновидностей модели динамичного развития университета, и мы в ЭТУ выступаем ее сторонниками».