Здесь есть рыба

         

Псковские компании впервые за долгое время обогнали эстонских коллег по объемам вылова рыбы в Чудском озере

И для Эстонии, и для Псковской области России трансграничное Псковско-Чудское озеро, четвертый по величине пресный водоем Европы, имеет важнейшее значение. Несмотря на то что объем добываемой в нем рыбы, по словам российских федеральных чиновников, сравним с разовым уловом «одного океанского лайнера», и для приграничного российского региона, и для самой восточной страны Евросоюза это вовсе не тот ресурс, который можно игнорировать.

Больше прозрачности

Российская Федерация и Эстонская Республика, согласно межгосударственным договоренностям, ежегодно получают равные национальные квоты на вылов рыбы в Чудском и Теплом (небольшое проточное озеро, соединяющее два более крупных – Псковское и Чудское) озерах. Их точный объем ежегодно определяется учеными двух стран. На 2018 год квоты добычи водных биоресурсов между Россией и Эстонией были распределены на 43-й сессии Межправительственной комиссии по рыболовству, проходившей с 27 ноября по 1 декабря 2017 года. На каждое государство пришлось по 4086 тонн рыбы.

В итоге Россия, по данным зампредседателя Комитета по природным ресурсам и экологии Псковской области Татьяны Козиной, в 2018 году добыла 3272,9 тонны, освоив свою квоту на 80,1%, а Эстония – 2860,3. Ее процент освоения составил 70. Это уже само по себе новость: на протяжении долгих лет российские рыбаки заметно отставали от эстонских коллег. К примеру, еще в 2008 году квота в Псковском озере нашими соотечественниками осваивалась на 53, а в Чудском и Теплом – на 46%.

По мнению экспертов, в том, что россияне впервые обошли эстонцев по проценту освоения национальной квоты, сыграли роль несколько факторов. Во-первых, отрасль стала прозрачнее после введения в строй автоматизированной информационной системы «Меркурий», предназначенной для электронной сертификации и обеспечения прослеживаемости поднадзорных государственному ветеринарному надзору грузов при их производстве, обороте и перемещении по территории РФ. Компании, ориентированные на экспорт улова, игнорировать «Меркурий» не могут. Так что теперь большая часть рыбы учитывается уже непосредственно на кораблях, и вариантов для ее ухода в «серую» или «черную» зоны рынка стало гораздо меньше.

Во-вторых, у рыбаков появился дополнительный стимул декларировать пойманную рыбу, поскольку с 2018 года с 50 до 70% вырос обязательный процент освоения квоты для каждого участника рынка. В случае если компания не выполняет это требование, она может попросту лишиться своей доли в национальной квоте: та будет выставлена на аукцион и продана. Подобных прецедентов до сих пор не было: псковские предприятия крепко держатся за свои квоты, которые, кстати, в прошлом году Федеральным агентством по рыболовству были им продлены еще на 15 лет, до 2033 года.

Наконец, на эстонской стороне озера также шли определенные процессы, сказавшиеся на результате освоения. Руководитель Псковского филиала федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии» («ПсковНИРО») Марина Мельник отмечает, что «необходимо учитывать экономический фактор». Эстонские рыбаки традиционно на 96-99% осваивают квоту по окуню, игнорируя при этом ерша, который им не интересен. Однако в 2018 году окунь в Чудском озере в силу естественных причин показал низкие темпы роста, а следовательно, обладал низкой коммерческой ценностью. В результате квота по этому виду рыбы была освоена эстонцами лишь на 43%.

Возвращение снетка

Окунь и судак, разумеется, котируются и у российских рыбаков. Во-первых, они востребованы на рынках Москвы и Санкт-Петербурга. А во-вторых, значительные объемы улова этих рыб отправляются на экспорт: в Европу и США. При этом у россиян нет такой возможности – не ловить определенные виды рыб, которые им не интересны. По закону они должны осваивать выделенные им квоты, в том числе по тем же ершу и плотве. Впрочем, последняя на российском берегу более чем котируется. Под весеннюю, икряную, плотву вполне можно получить кредиты на развитие, рассказывают собеседники «Эксперта С-З», близкие к отрасли. В Эстонии же в настоящее время разрабатываются совместные с финскими компаниями проекты по использованию этой рыбы в качестве биотоплива.

Основной вылов российских рыбодобытчиков в Чудском озере в 2018 году пришелся на окуня (1035,7 тонны), леща (664), судака (636,3), ряпушку (319,3) и снетка (233,8 тонны). Эстонские предприятия в 2018 году в основном добывали судака (666,7 тонны), леща (664,4), окуня (553,4), снетка (354,6) и ряпушку (312,8 тонны).

Снеток – рыба-эндемик, массовая добыча которой в Псковско-Чудском озере была санкционирована учеными лишь в 2018 году после многолетнего перерыва. Исчезновение, а затем возвращение снетка, когда-то являвшегося брендом Псковской области и важной статьей экспорта, ученые объясняют естественными циклами, отмечая, что похожая ситуация наблюдалась в 1970-х годах.

«Лов снетка в 2018 году прошел неплохо», – констатируют в Комитете по природным ресурсам и экологии Псковской области. Однако многие предприятия оказались не готовы переработать и выпустить на рынок забытый и рыбаками, и потребителями вид улова. «Если будут такие же объемы, то думаю, они перестоятся и что-то будут на нем экономически строить. Но он цикловой, что-то прогнозировать сложно», – отмечают в комитете. Представители «ПсковНИРО» также осторожны в прогнозах, уточняя, что срок жизни снетка всего три года, а «для короткоцикловых видов рыб колебания численности популяции могут быть очень резкими».

Актуальная помощь

На Псковско-Чудском озере промышленным рыболовством занимается 26 предприятий. Правда, по словам собеседников «Эксперта С-З», связанным с отраслью, порядка 80% компаний контролируют всего два бенефициара. Но консолидировать свои доли они не стремятся.

Ранее, обосновывая отставание от эстонцев по объемам освоения национальной квоты, россияне ссылались на проблемы с материально-технической базой: в Эстонии значительные средства в модернизацию чудского рыбопромыслового флота, строительство причалов и перерабатывающих производств вложили структуры Евросоюза.

В Псковской области меры господдержки для рыбодобывающих и рыбоперерабатывающих компаний также существуют, но, конечно, не такие масштабные. В 2018 году по региональной госпрограмме «Устойчивое развитие рыбохозяйственного комплекса» рыбакам предоставлялись субсидии за выловленные и реализованные водные биоресурсы. По данным Комитета по природным ресурсам и экологии Псковской области, поддержку получили восемь организаций на общую сумму 2,44 млн рублей. В общей сложности они выловили и реализовали больше 1 тыс. тонн рыбы. «Полученные субсидии используются предприятиями в целях обновления материально-технической базы, закупку новой техники, в том числе лодок и орудий лова, что поспособствует выполнению задачи по содействию обновления материальнотехнической базы предприятий рыбохозяйственного комплекса», – отметили в комитете.

Представители ведомства в беседе с «Экспертом С-З» отмечают, что в целом господдержка оказала «значительное влияние» на развитие отрасли: сегодня матчасть у псковских рыбаков значительно лучше, чем в 2012-2013 годах. Тем не менее речь о кардинальном обновлении рыболовецкого флота на российской стороне Чудского озера не идет: самое новое палубное судно на озере было спущено на воду в 1999 году. Сегодня «не б/у» корабль стоит не менее 5-10 млн рублей. «Сомневаюсь, что рыбаки финансово готовы к таким инвестициям», – отметил собеседник издания в комитете. Впрочем, орудия лова местные компании активно покупают или изготавливают сами. А это недешевое удовольствие: стоимость одного закола для лова рыбы, к примеру, составляет от 200 до 800 тыс. рублей.

Общий язык

Состояние запасов основных промысловых рыб в Псковско-Чудском озере эксперты «ПсковНИРО» характеризуют как «стабильные и даже с тенденцией к росту». Марина Мельник отмечает, что «благоприятные условия нерестового периода 2018 года позволили появиться урожайным поколениям леща, плотвы, окуня и судака». Так что работы и российским, и эстонским рыбакам в ближайшем будущем хватит.

На 2020 год ученые прогнозируют общую квоту на вылов рыбы в озере в размере 8412 тонн. Но уточненные цифры будут названы ближе к осени, когда придет время для встречи Межправительственной комиссии по рыболовству.

Руководитель «ПсковНИРО» отмечает, что взаимодействие между российскими и эстонскими участниками комиссии традиционно достаточно конструктивно: «Стороны ориентированы на то, чтобы находить взаимоприемлемые решения, хотя между нашими странами есть различия в структуре промысла, законодательстве».

И в самом деле: в России и в Эстонии национальная квота с 2008 года осваивается по принципиально разным схемам. В Эстонии действует «олимпийский принцип»: добыча рыбы всеми игроками идет в счет общей национальной квоты. Каждый может поймать рыбы столько, сколько успеет, пока квота не будет вычерпана. В России же у каждой рыбодобывающей компании свой гарантированный кусок квоты. Обе системы, как отмечают эксперты, имеют свои плюсы и минусы. И, как показывает практика, рыбаки обеих стран традиционно считают, что «у соседей дела обстоят лучше». «Тем не менее всегда находятся паритетные решения. Ведь все ориентированы на то, чтобы сохранить ресурс озера», – подчеркивает Марина Мельник.

Максим Андреев