Заслушенные разработки

04 ИЮЛЯ 2016 В 15:42

Благодаря опыту и разработкам Санкт-Петербургского НИИ уха, горла, носа и речи в России проводятся уникальные операции по возвращению детям слуха и создается стратегически важная часть кохлеарного имплантата – речевой процессор. Так решается проблема зависимости от иностранных производителей

 

Речевой процессор был создан в результате сотрудничества ФГБУ «СПБ НИИ ЛОР» и петербургской компании по производству медицинского оборудования ООО «Научно-производственная компания «Азимут», которая специализируется на отоларингологической технике. 

 

Сегодня в мире работает четыре мощных фирмы, которые создают такие кохлеарные имплантаты. Лидирующее положение занимают два производителя из Австралии и Австрии. По словам главного отоларинголога Санкт-Петербурга, президента Российского общества оториноларингологов Юрия Янова, возглавляющего НИИ ЛОР, максимальное количество имплантатов, необходимое в год для России, – 1-1,5 тыс. Однако для промышленного производства в России этого слишком мало – для рентабельности и выхода на мировой рынок нужно создавать не менее 10 тыс. систем для имплантации. Но даже такой большой производственный объем не гарантирует компании выход на мировой рынок, так как между зарубежными предприятиями конкуренция и без того обострена. «Именно поэтому мы пошли по другому пути и приняли участие в разработке наружной части системы кохлеарной имплантации – речевого процессора, который по качеству не уступает зарубежным аналогам, зато стоимость российского ниже на 200 тыс. рублей», – рассказывает Юрий Янов. Средняя цена имплантата вместе с речевым процессом составляет примерно 1,1-1,2 млн рублей. 

 

В 2014 году на Международной конференции по кохлеарной имплантации и другим имплантируемым слуховым системам в Мюнхене (Германия) петербургский НИИ ЛОР подтвердил статус одного из мировых лидеров в области кохлеарной имплантации. В том же году в НИИ была проведена первая в России уникальная стволово-мозговая имплантация, необходимая человеку в том случае, когда слуховой нерв не работает. «Слух можно вернуть за счет внедрения в слуховые ядра головного мозга активного электрода. Сложность заключается в том, что эти ядра надо найти, сдвигая электродную решетку по стволу мозга, где расположены в том числе дыхательный и сердечно-сосудистый центры. Задача электрофизиологов – увидеть, найти и четко определить, где находятся эти ядра. Это достижение мирового уровня», – продолжает Юрий Янов. 

 

Удаленное восстановление 

Еще одной инновацией НИИ ЛОР является программа послеоперационной слухоречевой реабилитации пациентов – впервые в России в 2009 году провели и разработали удаленную дистанционную настройку системы кохлеарного имплантата через Интернет. После имплантации ребенок (а 88% операций, которые проводит НИИ, – для детей) оказывается буквально привязанным к настройщику аппарата – настраивать его надо минимум раз в год. Настройка имплантата, как отмечают в НИИ, является ювелирной, штучной работой, которую способен провести только высококвалифицированный специалист – кроме технического образования, требуется также медицинское: необходимо понимание того, как работает внутреннее ухо. При этом в России, по словам представителей НИИ, таких ценных кадров, имеющих многолетнюю практику и международный опыт, – не больше десяти. Таким образом, дистанционный вариант настройки значительно облегчает послеоперационную реабилитацию – позволяет не ездить в центры, снимает психологическую напряженность и экономит государственный и семейный бюджет. 

 

Шестнадцатилетний план 

Петербургский НИИ уха, горла, носа и речи был создан в 1930 году по инициативе Владимира Воячека – ученика основателя отечественной отоларингологии Юрия Шимановского. Он стал первым в СССР отоларингологическим учреждением. Первый директор института был партийным работником, поэтому государство весьма внимательно относилось к работе института – зеленый свет был дан. 

В 2001 году отечественные отоларингологи начали проводить столь сложные операции кохлеарной имплантации самостоятельно. По словам Юрия Янова, по сравнению с сегодняшними разработками института прошлый век был каменным. Сейчас в стране функционирует целая государственная программа по оказанию помощи глухим и слабослышащим людям. Петербургский НИИ является инициатором аудиометрического скрининга. Программа была запущена по очевидной необходимости: сегодня, по статистике НИИ уха, горла, носа и речи, на каждую тысячу детей рождается один неслышащий ребенок. Причинами являются вирусная патология – примерно 60% всех случаев, 30-35% – токсическое действие антибиотиков и 2-3% – врожденная патология глухоты. Приказом Минздрава РФ первый скрининг был проведен впервые в 2008 году с целью экспресс-диагностики глухоты у новорожденного ребенка на второй или третий день после родов. Если ребенок попадает в группу риска, то его направляют в свой регион на обследование и постоянное наблюдение, например, жителей СЗФО – как раз-таки в петербургский НИИ уха, горла, носа и речи. 

 

Мульт-реабилитация 

Длительность процесса восстановления слуха у детей с врожденной глухотой составляет более пяти лет. Сотрудники института для быстрой адаптации и успешной социализации ребенка придумали и разработали первую в России программу комплексного развития детей с нарушенным слухом «Я слышу мир!». Программа объединяет усилия врачей, сурдопедагогов, детей и их родителей и вводит ребенка с нарушением слуха в общество слышащих людей – в реальности, а неслышащего мультипликационного персонажа Ушарика – в компанию Смешариков – на экране. Это маленький глухой львенок, который вместе со Смешариками уезжает в Санкт-Петербург на восстановление слуха. В НИИ уха, горла, носа и речи ему ставят кохлеарный имплантат, и Ушарик начинает слышать. 

 

Такой подход, отмечают в НИИ ЛОР, помогает развитию у слышащих детей представления о том, что в мире есть дети, которые плохо слышат и говорят, а также учит их взаимодействию со слабослышащими детьми и помогает формированию доброжелательного отношения к ним.