Вячеслав Полунин: «Нужно быть там, где ты чувствуешь свое предназначение, а не там, куда случайно заскочил»

27.11.2018

Фото: 
Вероника Лаптева

В ходе работы VII Санкт-Петербургского международного культурного форума (ПМКФ) на площадке Фонда Михаила Шемякина в рамках секции «Цирк и уличный театр» была проведена пресс-конференция, в которой приняли участие художник и скульптор Михаил Шемякин, народный артист России Вячеслав Полунин и генеральный директор «Росгосцирка» Дмитрий Иванов.

В рамках форума была открыта выставка о карнавалах в творчестве Михаила Шемякина, где представлены работы художника, все, что происходит с «ожившей» маской. Если в идеале карнавал – полная свобода творческого самовыражения, то его восприятие через призму выставки диаметрально противоположно. После пресс-конференции «Эксперт С-З», который выступил информационным партнером Культурного форума, обсудил с Вячеславом Полуниным русский карнавал, театр без артистов, внутреннего Гоголя и жизнь как произведение искусства. 

Вы пригласили на форум иностранных организаторов традиционных и современных карнавалов для того, чтобы их опыт помог возродить карнавал в России? 

Не для того, чтобы возродить, а просто, чтобы понять, какие сегодня есть успешные места, где карнавалы показывают себя во всю ширь. Всегда интересно, если кто-то что-то делает параллельно. Это для тебя вдохновение. 

Сейчас обсуждался вопрос трудности адаптации карнавала под наш менталитет.

Ничего не надо адаптировать. У русских свой карнавал. Когда мы в 1993 году делали первый карнавал в Питере, нам это не стоило никаких трудностей. Собрались 300 человек, 3 дня и 3 ночи делали наш современный карнавал, и никаких проблем не возникло.  

Вы – посол из мира детей в мир взрослых. И если дети счастливы сами по себе, то почему взрослым нужно помогать быть счастливыми? 

Заблудились. Дела, которые они считают более важными, потом оказываются совершенно не важными. В общем, им нужно время от времени напоминать, зачем человек родился, и куда он идет.  

 

Желание пробить головой потолок, которое заставляет вас двигаться дальше, есть сейчас? Вообще должно ли оно пропадать? 

Ты открываешь дверь в следующую комнату, пока ее обживешь, потом – в следующую комнату. Сейчас я делаю театр без артистов. Уже как минимум год этим занимаюсь. Это не выставка, но серия каких-то пространств, где публика сама включается в действо. Я делаю антологию своих проектов и создаю такие ситуации, когда публика сама себя развлекает. Сама разбирается с тем новым пространством. 

Вы ассоциируете себя с Гоголем, какую-то другую сторону вашей личности. На мой взгляд, Гоголь мрачен, аскетичен и болезненно уязвим. Это трудно соотнести с вами, но, когда внутренний Гоголь побеждает, как вы побеждаете его? 

Это значит, я заблудился. Попал в капкан, который сам себе поставил. Нужно разобраться, как выбраться из этого положения. Я делаю это время от времени. Ну и что? Не туда поехал. Разворачивайся. Нужно быть там, где ты чувствуешь свое предназначение, а не там, куда случайно заскочил. 

Если вы помогаете взрослым, то вам помочь некому, получается, вы как Мюнхгаузен для самого себя.

 Ну, и нормально.

Вас часто путают с Дедом Морозом.

Да, меня даже в Лондоне попросили открывать городскую елку вместо Деда Мороза, и я с удовольствием это сделал.  

 У Вас правда всегда в кармане конфеты, даже сейчас?

Сейчас нет, потому что сегодня я пришел на такое серьезное мероприятие в торжественно черном. Поддержал Мишину атмосферу.  

Несколько лет назад были востребованы такие темные стороны юмора, как ирония и цинизм. Какой юмор актуален сейчас? 

Никогда не интересуюсь тем, кто и что модно, актуально, как и что сейчас наиболее… Делаю всегда то, что мне нравится, и все.  

 

Когда вы были директором петербургского цирка, поняли, что нельзя соединять молодежь и старую школу вместе. С чем это связано? Почему идеи молодых остаются невостребованными? 

Не обязательно зачеркивать путь другому человеку, если ты с ним не согласен. Просто встань в другом месте и делай то, что считаешь нужным. 

Да, но если стоят на этом.

Значит, придется искать или чердак, или подвал, или другое свободное, никому не нужное место, и там начинать новый цирк. Потому что в старом месте старые концепции, и пусть она с ней живет.  

Как сделать свою жизнь произведением искусства? 

Я думаю, что нужно любить себя. Если ты любишь себя, странно, что ты теряешь часы и дни, секунды, недели, месяцы и годы, делая не то, от чего тебе было бы радостно.  

Быть клоуном – это больно? Ваша профессия требует откровенности до степени уязвимости.

Ну, почему? Ты же делаешь для других, это вынимает что-то из тебя и отпускает. Иначе это сидит занозой. А так ты это открыл и отдал другим. Все. Ты с этим расстался.  

Вы говорили, что в цирке утеряна поэзия. Как ее вернуть? 

Не надо возвращать. Нужно строить рядом другой цирк. Там поэзии полно.  

Катерина Воскресенская