Время энтузиастов

21.05.2018

Процесс цифровизации российской медицины только набирает обороты, и далеко не все игроки рынка готовы подключиться к нему – как ментально, так и технологически.

Закон о телемедицине, принятый в начале этого года, должен стать весомым драйвером развития телемедицины в России. Пока работа в этом направлении – удел лишь энтузиастов. Отставание от зарубежных best practice весьма существенное, и удастся ли сократить его в ближайшее время – большой вопрос. Но специалисты говорят, что выбора у нас просто нет – догонять придется.

Начинание регулятора открыло не только новые возможности для пациентов, но и перспективы для запуска инновационных бизнес-моделей. «Принятие закона о телемедицине – очень своевременная инициатива. Она послужит серьезным толчком к масштабному развитию сервисов по оказанию дистанционной врачебной помощи. В первую очередь потому, что это удобно, – поясняет менеджер по развитию бизнеса компании КРОК Алексей Чувилин. – Телемедицине способствуют повсеместное распространение Интернета и высокий уровень мобильности жителей больших городов, которые привыкли экономить личное время и не тратить его на поездки в больницы и поликлиники без острой нужды. В свою очередь, возможность удаленной коммуникации доктора с пациентом позволит лечебным учреждениям расширить спектр предоставляемых услуг, повысить их качество и уровень лояльности клиентов и, как результат, получить дополнительный доход. Думаю, что в ближайшее время телемедицина войдет в перечень страховых услуг. Пациенты быстро привыкнут к удаленному формату взаимодействия с доктором.

Однако эксперты уверены, что, несмотря на факт вступления закона о телемедицине в силу, пока глобальных качественных подвижек к этом направлении нет. «Закон о телемедицине – важный шаг к эпохе обмена данными. Фактически он открыл дорогу передаче медицинской информации, будь то результаты лабораторных исследований или заключение врача в цифровом виде, – говорит генеральный директор лабораторной службы «Хеликс» Юрий Андрейчук. – Но говорить о том, что задачи, поставленные перед российским здравоохранением, в рамках решения которых был принят закон, решены, конечно, преждевременно. Процесс цифровизации российской медицины только набирает обороты, и далеко не все игроки рынка готовы подключиться к нему – как ментально, так и технологически».

Директор по развитию бизнеса DocDoc Дмитрий Домарев подчеркивает, что телемедицина в России активно развивается, правда, пока это не бизнес, а скорее имиджевые проекты и первые попытки раздела рынка. «Само появление закона благоприятно отразилось на рынке, появились новые игроки, 2018 год в целом должен стать плодотворным. Однако мы видим потенциал для улучшения законопроекта в части первичного приема и включения телемедицины в пакеты ОМС и ДМС. Внутри отрасли это активно обсуждается профильными ассоциациями, и мы надеемся, наши поправки будут учтены», – отмечает Дмитрий Домарев.

Есть и другие причины того, что взрывного роста телемедицинских проектов с января 2018 года не произошло. «Это связано прежде всего с тем, что не все подзаконные акты уже опубликованы. Немаловажным является еще тот факт, что и медицинскому сообществу, и бизнесу необходимо время для осознания новых условий работы, – объясняет заместитель генерального директора компании First Line Software, специализирующейся на разработках в области IT-Health, Вадим Юсупов. – Кроме того, государство должно каким-то образом включить телемедицину в программы государственных гарантий, финансируемых федеральным и территориальными фондами ОМС».

Ближе к телу

Любопытно, что понимание пользы телемедицины разнится. Самое главное, конечно, это польза для пациентов. Как рассказали в МТС, согласно исследованию, проведенному совместно с НИУ ВШЭ, уже сегодня более 80% россиян хотят получать удаленные консультации врачей. 97,5% хотели бы получать результаты анализов и другие медицинские документы в электронном виде.

Правда, уверен Юрий Андрейчук, потребители еще не до конца поняли суть телемедицинских услуг: «Для них это действительно удобный способ без визита к врачу, а значит, с минимальными потерями своего личного времени получить консультацию специалиста, иметь постоянную связь с врачом для решения возникающих в процессе прохождения обследования и лечения вопросов».

Особенно полезным распространение телемедицины, по мнению Юрия Андрейчука, будет для пациентов, имеющих хронические заболевания, которые не нуждаются в очной консультации врача, так как они уже имеют все необходимые клинические данные. Например, в случае, когда необходима коррекция лекарственной терапии по результатам, назначение дополнительных анализов, выдача рецептов на медицинские препараты.

Кроме того, телемедицина может быть финансово выгодной и для клиентов клиник. «Телемедицинские технологии можно использовать для первичной оценки состояния пациентов, которые планируют визит к врачу. На основе информации о жалобах и симптомах врач может удаленно предоставить рекомендации по предварительному обследованию и анализам до назначения очного визита в медицинское учреждение. Это позволит провести прием более эффективно, так как в распоряжении врача уже будут результаты обследования пациента, на основании которых можно сделать выводы и принять решение о дальнейших действиях», – говорит Юрий Андрейчук.

В поисках клада

Но бизнес, разумеется, не будет развивать новое направление себе в убыток. Поэтому вопрос получения прибыли для распространения медицины очень важен. В связи с этим часто вспоминают про размеры России, отсутствие клиник и медцентров в отдаленных регионах и далеко не идеальное качество медуслуг за пределами МКАД и КАД. Это фактически означает, что есть поле, где можно зарабатывать практически без конкуренции и заодно играть значимую для благополучия общества роль.

«Для России с ее огромными территориями и нехваткой высококвалифицированных медицинских кадров в глубинке развитая система телемедицинских услуг может стать настоящим прорывом», – отмечают в пресс-службе МТС в СЗФО.

Рассказывая о недавно запущенном в партнерстве с сетью клиник «Медси» телемедицинском сервисе, в МТС подчеркивают, что онлайн-сервис для получения консультаций с врачами призван сделать доступнее качественную медицинскую помощь для населения, что особенно актуально для отдаленных регионов страны, небольших городов, сельской местности, где очно можно проконсультироваться лишь с врачами общего профиля или с ограниченным кругом врачей базовых специальностей.

Разумеется, в крупных городах применение телемедицины также открывает перспективы, но уже другие. «Например, оно позволяет сэкономить время на посещении клиники при повторных приемах для корректировки и уточнения назначенного курса лечения. Кроме того, телемедицинские технологии, независимо от масштабов населенного пункта, нацелены на предотвращение самолечения, а также обращения к непрофессионалам за советами и рекомендациями (например, в соцсетях). Учитывая, что современные сети связи сейчас доступны не только в мегаполисах и крупных городах региона, но также в малых населенных пунктах, мы видим большой потенциал для развития телемедицинских сервисов», – говорят в МТС.

Финансовый фактор, безусловно, может стать драйвером развития телемедицины – особенно с учетом того, что рынок медицинских услуг находится в стадии стагнации. По данным обзора «Анализ рынка медицинских услуг в России» BusinessStat, в 2017 году натуральный объем рынка в стране вырос всего на 0,4% по сравнению с 2016 годом. В 2018 году ожидается рост этого показателя лишь на 0,5%. Телемедицина же позволит развивать новые бизнес-модели, а значит, станет новым источником выручки.

Поможет телемедицина и государству – за счет сокращения числа госпитализируемых, сроков лечения и реабилитации. Для примера достаточно посмотреть на зарубежный опыт. По данным исследований компании WellDos DiabetsManager, использование телемедицины для мониторинга больных сахарным диабетом в США снизило частоту госпитализаций и амбулаторных визитов пациентов на 58%.

Телемедицина за рубежом, кстати, уже сейчас является прибыльным бизнесом. К примеру, Teladoc, один из крупнейших телемедицинских провайдеров, за 2017 год нарастил прибыль почти на 90% – и это притом что пока расходы на маркетинг и привлечение клиентов у компании очень высоки. Ведь фактически Teladoc – первопроходец рынка.

Российский бизнес также идет в эту сторону, прежде всего высокотехнологичные компании, среди которых и телеком-операторы – уже упомянутый МТС и «МегаФон», представивший еще в конце 2017 года сервис «МегаФон. Здоровье».

Именно эти компании уже начали считать, сколько смогут заработать. По оценкам МТС, в 2018 году объем рынка телемедицины в России составит порядка 18,5 млрд рублей. «Мы также прогнозируем, что CAGR для рынка телемедицины в России может составить порядка 30%. Таким образом, к концу 2023 года объем рынка телемедицины в России может превысить 68 млрд рублей», – отмечают в пресс-службе МТС в СЗФО.

Игра для взрослых

Одним из сдерживающих развитие телемедицины факторов является то, что для выхода на рынок необходимы немалые инвестиции, а, следовательно, игра на нем доступна только крупным компаниям – они готовы к этому, в том числе материально. «Наиболее активные компании находили возможности развивать это направление и до закона, а сейчас тем более. К сожалению, это очень небольшая часть частных клиник, в основном крупные сети», – говорит Вадим Юсупов.

По мнению Юрия Андрейчука, финансовый и технический факторы могут стать сдерживающими для этого рынка. «Типовых решений пока нет, более того, нет стандартных ИТ-инструментов для организации подобных сервисов, а значит, в каждом конкретном случае это будет разработка собственного решения либо серьезная кастомизация уже имеющегося на рынке продукта. Это может потребовать значительных затрат – в зависимости от того, какие цели перед собой ставит клиника, от ее специализации, количества пациентов, оказываемых услуг. Исходя из этого, могут применяться разные подхо- ды для внедрения телемедицинских услуг, и, соответственно, потребуются разные затраты для реализации».

«Собственный телемедицинский сервис может позволить себе не каждая клиника. Это отдельный проект, требующий серьезных инвестиций, формирования новых бизнес-процессов в медицинской организации», – резюмирует Юрий Андрейчук.

Минимизировать затраты позволяют облачные варианты, поэтому и спрос на них сейчас растет. В компании КРОК отмечают рост спроса на ИТ-решения для телемедицины в последние пару лет. Среди недавно реализованных – проект для онлайн-сервиса TelemedHelp. Платформа для проведения удаленных видеоконсультаций с врачами была размещена в защищенном сегменте облака КРОК.

«На данный момент мы разрабатываем проекты по внедрению систем видеоконференцсвязи (ВКС) для ряда московских клиник в формате управляемых сервисов. 

Преимущество таких сервисов заключается в том, что заказчику не нужно создавать собственную ВКС-инфраструктуру. Компания-провайдер предоставляет ВКС-решение под ключ, в том числе и комплексную техническую поддержку, за ежемесячную плату. В любой момент мощности ВКС-системы можно нарастить или, наоборот, отказаться от использования ВКС-услуги. Это гораздо выгоднее для больниц и поликлиник, так как они переводят свои капитальные затраты в операционные. Более того, им не нужно держать в штате квалифицированных ИТ-специалистов, – расска- зывает Алексей Чувилин. – При этом ВКС- решение связи может быть интегрировано с внутренними информационными системами лечебного учреждения (например, системой электронных карт пациентов), а также системой биллинга и электронных подписей».

Дмитрий Домарев, правда, считает, что сдерживают развитие рынка не только финансовые и технологические ограничения. «Да, многие игроки осознали важность этого направления, впрочем, скорость развития у каждого своя, в большинстве случаев внедрение идет медленно. И вопрос не в технологической платформе или доступе к Интернету, – уверен Дмитрий Домарев. – На первый план сейчас выходит неготовность врачей, привыкших работать в офлайне, проводить онлайн-консультации. Требуется отбор, специальное обучение, практика, и только после этого врачи могут консультировать пациентов онлайн. Американский опыт говорит, что отлично работают только те врачи, кто изначально учился на онлайн-специалистов, а для этого нужно как минимум семь-десять лет».

На полпути к 4P

Несмотря на то что пока ожидания не оправдались, перспективы телемедицины оцениваются экспертами позитивно. «Благодаря развитию телемедицины мы движемся в сторону модели 4Р-медицины, которая включает профилактику заболеваний, предикцию – определение предрасположенности к заболеваниям, персонификацию – индивидуальный подход к каждому пациенту с учетом особенностей его организма, и партисипативность, то есть активное участие пациента и членов его семьи в сохранении своего здоровья, вовлеченность в процесс», – отмечают в МТС.

«Настал момент, когда всем участникам отрасли нужно накапливать не просто артефакты, а семантически размеченные, интероперабельные данные. Каждому игроку рынка частной медицины важно быть валентным экосистеме, которую создает государство в здравоохранении, – уверен Юрий Андрейчук. – В перспективе это в корне поменяет парадигму взаимоотношений «врач – пациент». Это первый шаг на пути к медицине нового формата – медицине 4Р (Predictive, Preventive, Personalized, Participatory), которая позволит не просто улучшить качество меди- цинской помощи, но и сделать ее более эффективной, экономически оправданной и персонализированной».

Юрий Андрейчук отмечает, что это общемировая тенденция – стремление современного человека сэкономить время на посещении врачей, консультациях и исследованиях – приводит к повсеместной цифровизации медицинских услуг и появлению новых ИТ-сервисов, позволяющих сократить личный контакт клиента с представителями медицинской организации. «Пока что телемедицина – исключительно энтузиазм некоторых государственных и частных структур, отдельно взятых ИТ-специалистов и специалистов от телемедицины, перенимающих зарубежный опыт и верящих в светлое будущее телемедицины и цифрового здравоохранения нашей страны в целом, – комментирует Вадим Юсупов. – Однако развитие ИТ-отрасли и наличие медицинских кадров не дают шансов на отставание в этой области, другими словами, у нас нет выбора, тем более при такой протяженности нашей Родины».

Санкт-Петербург