Уловить правильное направление

27 ИЮНЯ 2016 В 11:57

Пример петербургского научно-производственного предприятия «Радар ммс», работающего в области создания радиоэлектронных систем и комплексов специального и гражданского назначения, а также точного приборостроения, дает представление о перспективных технологических направлениях развития отечественной инновационной промышленности, в частности, в рамках импортозамещения

 

Важную роль в деятельности компании играет создание интеллектуальных решений, которые уже широко используются в медицине, сельском хозяйстве и ЖКХ, а также в сфере компетенций Министерства по чрезвычайным ситуациям, успешно заменяя собой импортные аналоги.

 

«Радар ммс» – типичный представитель класса средних высокотехнологичных компаний, чье имя не слишком известно широкой публике, поскольку значительная часть ее продукции – заказы ОПК. Отсутствие громкого имени компания с лихвой компенсирует преуспеванием в своей продуктовой нише. Системы наведения, разрабатываемые предприятием, применяются в ракетных комплексах «Уран», «Бал», «Клаб-Н», устанавливаются на надводных кораблях, подводных лодках и самолетах, а беспилотники несут службу в Минтрансе и МЧС.

 

За 26 лет руководства «Радаром» его основателю Георгию Анцеву удалось превратить бывшее советское конструкторское бюро в быстрорастущий бизнес. Только с 2011 по 2015 год выручка «Радара» выросла двукратно, достигнув 5,3 млрд рублей. «С самого начала всю прибыль мы тратим на развитие, закупаем станки, проводим поисковые НИОКР. Наши акционеры не получают ни копейки дивидендов. Это наше кредо», – рассказывает о своем подходе к ведению бизнеса генеральный конструктор и генеральный директор компании Георгий Анцев (он же основной акционер, владеющий 24,3% акций АО).

 

 Георгий Анцев мечтает сделать из «Радара» семейное предприятие, построенное на традициях и преемственности, чтобы обеспечить стране вековой бизнес

 

 

 

 

 

 

 

Впрочем, финансовые результаты никогда не были для Анцева самоцелью. Его мечта – сделать из «Радара» семейное предприятие, построенное на традициях и преемственности. На этот счет он даже вывел специальную формулу: «33³³+33³³+33³³».

 

«Каждый бизнесмен, который смотрит в далекое будущее, может обеспечить стране вековой бизнес. Как родоначальник компании, я должен заложить основы ее существования на 100 лет вперед. Через 33 года руководства компанией мне предстоит передать ее среднему сыну, которому к тому моменту будет 33 года. А еще через 33 года я хочу увидеть, как сподвижниками, а может, и преемниками моих сыновей станут мои внуки», – расшифровывает значение формулы Анцев-старший.

 

Члены семьи Анцева, которым со временем предстоит встать у руля, активно участвуют в делах компании. Старший сын Анцева Иван трудится в «Радаре» на должности исполнительного директора, а его младший брат Василий занимается проектами по созданию беспилотников.

 

Продукцию специального назначения «Радар» разрабатывает, начиная со сталинских времен. Поначалу оно существовало в виде конструкторского бюро при заводе радионавигационного оборудования, где отвечало за доведение до серийного производства наземного оборудования для навигации и слепой посадки самолетов, которым оснащались аэродромы СССР и зарубежных стран. Стартовавшая в 1970 годы реформа по созданию крупных научно-производственных комплексов замкнутого цикла стала для предприятия судьбоносной. В ходе преобразований оно перешло под крыло образованного тогда в Ленинграде НПО «Ленинец». Это предопределило его дальнейшее развитие: в составе объединения компания начала разработку семейства радиолокационных головок самонаведения, ставших для него базовой продукцией.

 

После реорганизации «Ленинца» в концерн в 1990 году его структурные единицы получили права юридических лиц. В этом же году на свет появился «Радар ммс», образованный после слияния двух структурных подразделений «Ленинца» (ОНТЦ «Луч» и филиал ВНИИРЭС «Сектор»). После акционирования «Ленинца» «Радар ммс» становится акционерным обществом. Его контрольный пакет в размере 37,5% акций (50% акций с правом голоса) передается в уставный капитал головной компании, а оставшиеся акции распределяются между работниками предприятия (50% акций, половина которых была без права голоса) и выставляются на аукцион по закрытым заявкам (12,5%). Поначалу между «Ленинцем» и «Радаром» сложились партнерские отношения. Заводы холдинга снабжали научно-производственное предприятие необходимыми комплектующими, из которых создавалась радиолокационная аппаратура. Но вскоре после разногласий по поводу исполнения контрактных обязательств компания вышла из состава холдинга. Сейчас отношения между предприятиями восстановлены, а Анцев-старший отзывается о главе «Ленинца» Анатолии Турчаке с благодарностью, называя его своим учителем и наставником.

 

Как оказалось, обретение независимости еще не гарантировало компании право на жизнь. В 1990 годы по стране прокатилась лавина банкротств оборонных предприятий, не выдержавших смены экономического уклада. По оценке Счетной палаты, с 1992 по 2000 год их количество снизилось почти на треть (с 2456 до 1690). Выстоять «Радару» помогло сохранение кадрового костяка, отмечает Георгий Анцев. Коллектив сократился с 1,8 тыс. до 300 человек, но ключевые сотрудники остались на предприятии, невзирая на задержки зарплаты.

 

 

Медицинский разворот

Еще в начале 1990-х «Радар» решил попробовать закрепиться на рынке медицинского оборудования. Опираясь на свои наработки в радиоэлектронике, компания приступила к созданию систем экстренной медицинской помощи для аварийно-спасательного транспорта, аппаратуры для неонатальных медицинских учреждений. Желание «Радара» нарастить присутствие в гражданском секторе совпало с принятием в 1992 году закона о конверсии оборонной промышленности, согласно которому избыточные советские военные мощности ждала переориентация под гражданские нужды, а расходы на оборонку – серьезное сокращение. Одновременно с этим пере- профилируемым предприятиям предоставляли бюджетные кредиты на проведение НИОКР и выпуск продукции мирного назначения. Анцеву удалось обосновать необходимость принятия схожей программы в области медицины катастроф и неонатальной медицины, что позволило компании привлечь дополнительные средства. На них были построены два научно-производственных комплекса для выпуска медицинского оборудования и запущен ряд НИОКР. Принятию программы предшествовала ее защита в Министерстве экономики, после чего документ утвердил Егор Гайдар, тогда исполнявший обязанности председателя правительства. «На одном из совещаний практически пришлось взять Гайдара «на абордаж». Но в результате он поставил свою подпись под программой», – вспоминает Георгий Анцев.

 

Впрочем, составить конкуренцию зарубежным производителям медицинской аппаратуры компании не удалось: ее продукция не вызвала интереса у работников медицинских учреждений. «Пробиться на рынок здравоохранения в непростые для всех 90-е годы нам помешала коррупция. Разработки «Радара» не уступали по качеству зарубежным аналогам, но при этом были дешевле в четыре-пять раз», – убежден Анцев. Тем не менее, при всех сложностях тех лет «Радар» продолжает развитие медицинского направления.

 

 

Первым делом – беспилоты

В экономическом отношении определяющей сферой деятельности предприятия всегда оставалась оборонка. С начала 1990-х «Радар» воплощает собой довольно редкий для того периода времени пример частного бизнеса, работающего на гособоронзаказ. В последние несколько лет для повышения устойчивости к колебаниям экономической конъюнктуры предприятие решило снизить долю оборонной продукции в обороте до 50%. «Мы понимаем, что компетенции, отработанные в оборонной сфере, имеет смысл переводить в гражданский сектор, как это происходит во всем мире. Мы идем таким же путем и, опробовав технологию в военном секторе, снижаем ее стоимость и запускаем в массы», – рассказывает Иван Анцев. Разворот в сторону гражданского сектора компания собирается осуществить за счет создания беспилотников, датчиков и сенсоров различного назначения.

 

На рынке летательных аппаратов компания позиционирует себя как разработчик и производитель беспилотников. В линейку продукции «Радара» входит несколько моделей беспилотных аппаратов самолетного и вертолетного типа. По преимуществу они относятся к сегменту малых летательных аппаратов (модели мБПВ-37, мБЛА-С «Авис» и «Стерх»), которые могут летать на небольшие расстояния и имеют невысокую полезную нагрузку (количество аппаратуры, которое можно установить на беспилотник). Есть у компании и более производительные разработки. Например, беспилотный вертолет БПВ-500 способен находиться в воздухе до восьми часов и имеет полезную нагрузку 180 кг.

 

Сфера применения беспилотников довольно разнообразна, поэтому предприятие рассчитывает на интерес со стороны широкого круга заказчиков, куда входят агропромышленные и нефтегазовые компании. Эксплуатируют беспилотники компании и гражданские ведомства. Минтранс использует летательные аппараты компании для проведения аэрофотосъемки местности, Росавтодор осуществляет с их помощью мониторинг строительства дорог, МЧС проводит поисково-спасательные работы в акватории Финского залива, сообщили в компании.

 

По оценке Ивана Анцева, применение беспилотников дает значительную экономию по сравнению с обычными летательными средствами: «Беспилотники расходуют меньше топлива, не нуждаются в пилотах, услугах техника, аэродромном обслуживании. При использовании Ми-8 либо вертолета серии Ка летный час стоит около 150 тыс. рублей, беспилотника – от 30 до 50 тыс.

 

В нише малогабаритных летательных аппаратов «Радару» предстоит конкурировать не столько с акулами хай-тека, вроде Google и Boeing, сколько с многочисленными старт- апами, вроде китайской DJI, заполонившими этот сегмент. Анцев-младший считает, что от зарубежной продукции беспилотники «Радара» выгодно отличает более низкая цена. «Взять, к примеру, аппарат австрийской компании Schiebel. Прекрасный вертолет с хорошими характеристиками, но более высокий по цене. Еще года два назад его стоимость колебалась от 1,5 до 2 млн евро при массе в 100 кг. Отечественный аналог может быть дешевле на 20-30%», – отмечает Анцев-младший.

 

 

Датчик на волнах

Не менее важная роль в планах по диверсификации компании отводится производству датчиков для различных задач. Датчики «Радара», работающие на технологии поверхностно-акустических волн, применяются в городском хозяйстве. С их помощью осуществляется мониторинг состояния мостов, трубопроводов, зданий и сооружений. Изделие встраивается в объект, после чего передает сигнал о его состоянии на специальное оборудование.

 

Выпуск подобных датчиков – достаточно узкая продуктовая ниша, поэтому в компании ориентируются не только на внутренний, но и на внешний рынок. По словам Ивана Анцева, в мире подобную продукцию производит всего несколько компаний, и в отличие от конкурентов изделия «Радара» являются пассивными (не нуждаются в проводах и источниках питания). За счет этого они имеют большую дальность действия, чем полупроводниковые аналоги (50 м против 5 м), устойчивость к воздействиям и способны работать в условиях низких и высоких температур.

 

Похожей технологии нашлось применение и в медицине. Сенсорные датчики вживляются в тело человека и после облучения электромагнитным сигналом показывают информацию о температуре и давлении в определенной точке. Такое оборудование, к примеру, может пригодиться медикам для оценки приживаемости протеза. «Если протез плохо приживается и вовремя это не определить, то может потребоваться дорогостоящая операция, когда протез полностью вскрывается и прочищается. Все существующие датчики, которые применяются при протезировании, выводятся с антенкой наружу. Наш датчик полностью вживляется в тело человека и живет на протяжении всей его жизни», – уточняет Иван Анцев. В настоящий момент разработка компании проходит клинические испытания.