Трубопроводом, танкером, вертолетом

14 августа 2017 в 11:50

«Эксперт Северо-Запад» познакомился с тем, как функционирует одно из крупнейших месторождений «Газпром нефти» в Арктике

Единственная возможность добраться до Новопортовского месторождения – вертолет. Дорога из Салехарда до месторождения занимает около двух часов. Когда погрузка в вертолет завершается наши вещи сгружают в центр и пристегивают к полу специальной сеткой из ремней. Чтобы приглушить шум всем предусмотрительно выдают беруши. Фотографировать внутри запрещено, предупреждает один из пилотов,

Вид за окном не отличается разнообразием и довольно быстро надоедает. Он состоит из низкорослых кустарников вперемешку с многочисленными болотами. Изредка этот пейзаж разбавляют чахлые низкорослые деревца. Единственное, что напоминает о цивилизации – трубопроводы и электрические вышки, попадающие в поле зрения на короткое время.

То, что месторождение где-то рядом становится понятно, когда в окне и паутина трубопроводов. По сути нефтегазовая инфраструктура компании расположена посреди тундры – в относительной близости от нее только оленьи пастбища.

На вертолетную площадку за нами приезжает вахтовка. «Хорошее лето плюс три», – шутит встречающий нас сотрудник «Газпромнефть-Ямала». Через переговорное устройство водитель просит всех пристегнуться, после чего машина трогается с места. Первым делом, как и все прибывающие на месторождение, мы проходим медосмотр, который проводится  в специально оборудованном для этого вагончике: измеряют артериальное давление, интересуются общим самочувствием, проверяют на алкоголь. Из соображений безопасности на территории месторождения действует «сухой закон».

Рядом с нами своей очереди ждут прибывшие на заработки вахтовики. График работы у них весьма интенсивный – месяц через месяц.  В общей сложности на месторождении занято около 5000 сотрудников подрядных организаций, занимающихся строительством нефтегазовых объектов, еще 350-400 человек обслуживают сам нефтепромысел. Для них на месторождении построены вахтовые жилкомплексы и оборудованы несколько вагонгородков.

Если персонал доставляют на месторождение вертолетом, то стройматериалы и провиант попадают сюда в основном по воде. Возить их вертолетом – слишком дорогое удовольствие. «Учитывая, что на вертолете можно перевести 2 тонны воды, дорогая бутылка выходит – дороже нефти», –объясняет представитель «Газпромнефть-Ямал» (прежнее название «Газпром нефть Новый Порт»).

Забуриться в землю

Емкости для хранения нефти и извивающиеся трубопроводы поблескивают под лучами солнца. Это центральный пункт сбора нефти (ЦПС), где «черное золото» приводят в товарный вид. Здесь энергоноситель очищают от воды и газа, контролируют их плотность, температуру, обводненность, содержание солей и примесей. После этого нефть готова к транспортировке по разветвленной системе нефтепроводов. Сейчас ЦПС рассчитан на подготовку почти 6 миллионов тонн сырья, но после ввода второй очереди в «Газпром нефти» рассчитывают довести этот показатель до восьми млн тонн.

Буровые работы ведутся в нескольких десятках километров от ЦПС. Запасы месторождения (по категории С1+С2) оцениваются в 250 млн тонн нефти и конденсата, а также более 320 млрд кубометров газа. Территория Новопортовского разбита на несколько кустовых площадок, где установлены  буровые вышки. К одной из них мы приближаемся достаточно близко для того, чтобы разглядеть нескольких рабочих, поднимающихся наверх буровой. Под вышкой находятся те самые залежи черного золота, ради добычи которых все это и было построено.

Разработка Новопортовского месторождения, расположенного в юго-восточной части Ямала, началась шесть лет назад. До этого оно было известно в основном среди геологов, которые в советское время проводили на полуострове разведочные работы. В 2011 году месторождение еще представляло собой белое пятно, куда вертолеты приземлялись по координатам, а видимость на тысячу км вперед была затруднена, вспоминают сотрудники «Газпром нефти».

В настоящий момент инвестиции в освоение арктического месторождения составляют порядка 198,7 млрд рублей. До конца года на Новопортовском собираются добыть около 6 млн тонн нефти, а к 2020 году выйти на уровень в 8,1 млн тонн.

Условия для бурения на Ямале не слишком благоприятные – дают о себе знать многолетние мерзлые породы. Первоначально срок бурения в таких условиях занимал 40 суток, но со временем его удалось снизить в среднем до 22 дней, лучший результат – за 14,5 дней. Чтобы повысить отдачу пласта на месторождении бурятся двуствольные горизонтальные скважины, длина которых достигает двух тыс метров. Между бригадами ведется соревнование за то, кто быстрее пробурит скважину. Победителей стимулируют рублем, предоставляя им прибавку к зарплате.

По дороге с облаками

Наша вахтовка сворачивает на дорогу, ведущую к поселку Новый Порт. Это то самое место, откуда мы полетим до нефтеналивного терминала «Ворота Арктики». Выложенная к поселку железобетонными плитами дорога  в какой-то момент заканчивается. На бездорожье машину начинает трясти, а на ухабах она несильно подпрыгивает. Примерно на половине пути к пункту назначения вахтовка неожиданно останавливается. Впереди стоят шесть-семь грузовиков, выстроившихся в ряд вдоль дороги. «С шести до восьми часов пускают. Пока два месяца лето – дорогу строят, а то в августе уже заморозки», – вводит нас в курс дела водитель.

Когда машина прибывает на место, мобильная связь почти сразу же перестает работать. Новый Порт оказывается совсем небольшим поселком на берегу Обской губы, состоящим из нескольких улиц. Дома в Новом Порту в основном деревянные, часть из них для надежности обшита сайдингом. Изредка встречающиеся новостройки кажутся привыкшему к петербургским муравейникам взгляду миниатюрными. Старые и новые здания объединяют между собой торчащие из стен телевизионные тарелки. На улице в вечернее время почти никого. Порой нам навстречу проходит кто-нибудь из местных, но происходит это довольно редко. В одном из дворов дети играют в пекаря, пытаясь наперегонки сбить палкой банки.  

Жители Нового Порта в основном промышляют рыбной ловлей. Многие из них работают на рыбокомбинате, который занимается выловом и заморозкой рыбы. Ранее предприятие считалось градообразующим – в советские годы оно заготавливало примерно 2,5 тыс тонн рыбы. Сейчас его вылов упал практически в 8 раз – до 340 тонн.

Гостиниц в поселке нет, поэтому мы останавливаемся в интернате  для детей из тундровых семей. Летом он пустует  – дети уезжают к родителям в тундру, пасти оленей. При входе в здание нас встречает напольная шахматная доска с гигантскими фигурами, а к комнатам ведет длинный коридор с ковровой дорожкой, вдоль которого висят портреты президента России, губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа и главы Ямальского района.

В пяти минутах ходьбы от интерната находится пристань, которую «Газпром нефть» использует для подвоза на месторождение стройматериалов. При взгляде на нее в глаза сразу бросаются портовые краны, а также простирающаяся за ними водная гладь. Неподалеку от  пирса стоит на рейде местная достопримечательность – плавучий магазин, внутри которого продают всякую всячину – от стройматериалов и бытовой техники до продуктов. 

Пограничники дают добро

Прежде чем приземлиться в поселке  Мыс Каменный вертолет делает несколько кругов над нефтеналивным терминалом. Первые кого мы встречаем, оказавшись на твердой земле – пограничники. В поселке действует пограничная зона, и пускают туда только по пропускам. После того как формальности улажены мы направляемся в операторную приёмо-сдаточного пункта Новопортовского месторождения. Она представляет собой комнату, уставленную мониторами, за которыми сидит два человека. На многочисленных экранах отображаются непонятные нам графики и схемы, а один из мониторов с четырех ракурсов демонстрирует танкер и шланги для отгрузки нефти.

Еще в одном здании базируется лаборатория, где происходят испытания нефти, а также хранятся ее пробы, на случай возникновения претензий к качеству энергоресурсов. По атмосфере лаборатория напоминает завод по производству лекарств. Ее сотрудники одеты в белые халаты, а вокруг расположены многочисленности колбочки и другие емкости для анализа состава нефти.

Впрочем, в отличие от черного золота до терминала мы так и не добрались. Виной тому – переменчивая погода, нарушившая наши планы. Утром ветер прибил к берегу лед, через который на катере было не пробраться. Так что наше знакомство с терминалом ограничилось лишь его осмотром с берега.

Необходимость строительства терминала в  заливе Карского моря в «Газпром нефти» объясняют экономическими и логистическими преимуществами. До ближайшей нефтеперекачивающей станции от месторождения 740 км, поэтому от строительства трубопровода решено было отказаться. А вариант транспортировки энергоносителей  по железной дороге отбросили из-за ограничений в пропускной способности.  

Чтобы рассмотреть терминал получше, мы идем по песчаной полосе, врезающейся в Обскую губу. Песок под ногами довольно мягкий и на нем хорошо отпечатываются наши следы. Кто-то шутит про то, что на береговой полосе неплохо бы расставить зонтики и позагорать. Но несмотря на светящее солнце тут довольно прохладно из-за порывов ветра. Чем ближе мы приближаемся к воде, тем сильнее ощущение края земли. Впереди только лед и вода и лишь где-то почти на линии горизонта в окружении нескольких танкеров виднеется желтый терминал, внешне напоминающий портовый кран. В высоту он достигает 80 метров, что сопоставимо с тридцатиэтажным жилым домом. Часть сооружения находится под водой и удерживается на дне двенадцатью сваями. Отсюда в сопровождении ледоколов танкеры  с черным золотом проследуют в Мурманск, где нефть будет перегружена в накопительный танкер «Умба», а затем направится к европейским потребителям.

Салехард – Новый Порт – Мыс Каменный

Александр Колпаков