Тринадцать миллионов в гости к нам

12 марта 2017 в 21:26

Андрей Мушкарев: «У нас есть задача – продавать Санкт-Петербург дорого. Каждый турист – это инвестор, который вкладывает деньги в развитие города. И чем он богаче, тем лучше».

 

Новая законодательная база, акцент на приоритетные направления, футбольный чемпионат и романтика революции позволят городу в новом высоком сезоне побить прошлогодний рекорд по числу гостей и заработать, уверен глава Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Андрей Мушкарев.

 

– Насколько быстро в целом растет туристическая отрасль?

 

– Два города в России зарабатывают значительные средства на туризме – Москва и Санкт-Петербург. По данным Всемирной туристской организации ООН (ЮНВТО), вклад туризма в мировой ВВП – 10%. Это третья отрасль по обороту после химической и нефтедобывающей. Туризм формирует каждое 11-е рабочее место в мире. По расчетам правительства Москвы, вклад туризма в ВРП составил в 2016 году 8%, то есть 500 млрд рублей. По нашему расчету, в Санкт-Петербурге цифра меньше на 40%, и с учетом меньшего количества туристов это нормальный результат. Но мы считали только доходы туроператоров и отельеров. Тогда как по мировой практике сюда же относят доходы музеев, общественного транспорта, прибыль сервисных и других компаний. Таким образом, вклад туризма в экономику города очень значителен, он гораздо больше, чем у многих других отраслей, и его динамика значительна.

 

– Какие мировые рынки для нас самые интересные?

 

– Несмотря на то что китайских гостей у нас большинство, Санкт-Петербург находится лишь на 86-м месте по посещаемости гражданами Китая – мы далеки от предела. Среди перспективных рынков – Индия, Ближний Восток. А также страны Латинской Америки: здесь покупательная способность граждан не так высока, но зато у нас действует облегченный визовый режим. И по-прежнему интересна Европа, так как негатив по отношению к России в европейской прессе сыграл интересную роль для туризма: сначала все испугались, но потом стало интересно, что же здесь происходит? И таким образом сработал эффект по Марку Твену: в качестве рекламы любая статья хороша, кроме некролога.

 

– Упрощение механизма получения виз может стать серьезным импульсом?

 

– Эффект от безвизового режима очевиден. Хотя бы на примере межправительственного соглашения Россия – Китай 2000 года, благодаря которому число китайских туристов только в Санкт-Петербурге ежегодно возрастало на 100%. По данным исследования ЮНВТО, упрощение визовых процедур, в том числе введение электронных виз, привлекает на 30% больше туристов в первый же год, и далее наблюдается прогрессивный рост.

 

Введение электронных виз в России уже можно назвать неизбежным процессом, первый прецедент – территория Свободного порта Владивосток, 27 января законопроект принят Госдумой в первом чтении. Я уверен, постепенно практика распространится на всю страну. Тем более что это практично даже с точки зрения безопасности. В Австралии с введением в 2014 году электронных виз въездной поток вырос на 35%, а количество нелегалов уменьшилось на 25%. Безусловно, мера окажет позитивное влияние на турпоток. Но важно найти оптимальный баланс открытости. Недавние события показали, что ехать в Россию сегодня безопаснее, чем во Францию или в Германию – для многих это решающий фактор. Так и должно быть в будущем.

 

Футбол и революция

 

– На 2017 год какую планку вы ставите?

 

– Это сложный вопрос, очень многое будет связано с ЧМ-2018. При этом многие туристы, приезжающие на чемпионаты мира, – это футбольные болельщики, которым по большому счету все равно куда ехать. И наша основная задача в 2017-2018 годах сделать так, чтобы Санкт-Петербург запомнился как главный город чемпионата. Когда турнир проходил в Бразилии, из 12 городов в памяти остался только Рио-де-Жанейро и стадион «Маракана», а в ЮАР все помнят Кейптаун и не помнят другие восемь городов, включая Йоханнесбург. Важно правильно воспользоваться удачным стечением обстоятельств – проведением международного мероприятия, значительно превосходящего Олимпиаду по числу участников, зрителей, вниманию СМИ и пиару. Важно не упустить шанс и сработать максимально эффективно.

 

– Кроме футбола, какие еще есть лейтмотивы?

 

– Один из брендов, который мы активно развиваем, связан со 100-летием революции 1917 года и советским периодом истории. Здесь многое можно сделать с точки зрения пиара именно для Санкт-Петербурга. Это и специальный туристский маршрут, и целый ряд выставок, и событийные мероприятия, в том числе Фестиваль света. В России большинство граждан так или иначе ностальгируют по определенным вещам, связанным с Советским Союзом. Может быть, не по самому режиму, но по тем моментам, которые были им близки. Даже для молодых людей революция может стать поводом приехать в Санкт-Петербург, как некий романтический порыв. Ведь привлекает туристов Куба фигурами Эрнесто Че Гевары и Фиделя Кастро.

 

В целом событийный туризм сегодня – самый быстроразвивающийся сегмент, он уже составляет до 30% от общего числа международных туристов. С ним может сравниться только деловой туризм, также с долей порядка 30%. А остальные 40% приходится на прочие виды туризма, включая культурно-познавательный, экстремальный и т.д. Сегодня время «спрессовано», люди не поедут для того, чтобы просто посмотреть что называется «на камни»: Эрмитаж, Петергоф. Они хотят получить сразу много впечатлений, и им нужен повод. И наоборот, если они едут с деловой задачей, на конгресс или переговоры, то они заодно и осматривают достопримечательности. Нужно идти в тренде со временем и делать так, чтобы город ассоциировался не только с Эрмитажем и белыми ночами – в современном мире этого очень мало для привлечения гостей. Но чтобы город был столицей и событийного туризма, и делового.

 

Надо строить!

 

– Как развивается деловой туризм?

 

– С точки зрения развития туризма как такового, выставки и форумы – моментальные мероприятия, которые проходят в течение трех-четырех дней, кратковременно привлекая поток людей, и для города это, без сомнения, хорошо. Санкт-Петербург в сфере развития конгрессно-выставочной деятельности находится на втором месте в России после Москвы. Но значительно отстает от столицы. Да, у нас проходит пять действительно крупных мероприятий: это экономический, юридический, культурный, газовый и инвестиционный форумы. Но это федеральные проекты, город их только проводит, выступая организатором. Мы должны и сами устраивать крупные мероприятия, но не любые.

 

Мы проанализировали все, что происходит в петербургской сфере конгрессно-выставочной деятельности, и обнаружили, что только 26% всех форумов, проводимых в Санкт-Петербурге, соответствует стратегии социально-экономического развития города. То есть мы проводим выставки и конгрессы по всем возможным тематикам, кроме тех, которые действительно важны. Есть конкретные задачи, которые поставил губернатор. И уже есть закон, где на основе признанных мировых практик прописана координация этой деятельности, в том числе программа поддержки приоритетных форумов и новых привозимых выставок. Также мы рассматриваем возможности увеличения конгрессно-выставочных площадей за счет строительства новых центров.

 

– « Экспофорума » уже недостаточно?

 

– Насколько эффективно работает «Экспофорум» – не мне судить. Но я бы аккуратно сказал, что это не самое лучшее место для конгрессно-выставочной деятельности. Да, по сути, это единственная площадка, и она практически монополизировала петербургский рынок. Притом что «Ленэкспо» в обозримом будущем будет перепрофилирован, и мы потеряем всю его историю, связанную так или иначе и с морем, и с экспозиционными возможностями. Да, в перспективе импульсом для делового туризма и площадкой для огромного количества деловых мероприятий станет «Лахта центр». Но и этого недостаточно. Город не стоит на месте, мы рассматриваем сразу несколько проектов, которые я не могу раньше времени анонсировать детально. Это строительство двух или трех дополнительных конгрессно-выставочных центров в Санкт-Петербурге.

 

Отмечу, что у нас есть большая проблема, связанная с недостатком крупных качественных конгрессных площадей в центре города. Но деловые мероприятия высокого уровня пред- полагают, что их участники не хотят жить, условно говоря, посреди картофельного поля. Поэтому при выборе площадки для них «Экспофорум» не является приоритетом. Да и не всегда нужно задействовать такое крупное сооружение, столько квадратных метров сразу. Люди хотят находиться в центре города, но таких площадок практически нет, либо они в федеральном подчинении – это музеи и дворцы, где требуются дополнительные согласования, что сложно и долго. Также практически отсутствует культура конгрессных возможностей в отелях. Фактически есть единственный зал на 1,5 тыс. человек в гостинице «Прибалтийская», и с запуском Западного скоростного диаметра она территориально неплохо расположена, но это гостиница 3*, а форумам высокого уровня требуется соответствующий статус.

 

Поэтому будет сформирована отдельная программа по поддержке инвесторов, которые готовы строить гостиницы с конгрессными возможностями. Здесь многое можно сделать. И поставленная задача состоит не столько в том, чтобы привлечь сюда огромное количество международных выставок, но усиленно работать по внутрироссийским направлениям, проводить качественные мероприятия регионального уровня.

 

– Инвесторы охотно приходят в туристическую сферу? Например, в гостиничный бизнес?

 

– Интерес у инвесторов есть. Меня часто спрашивают: можно ли строить новые гостиницы? Но это вопрос развития, и спроса, и предложения. Если есть желание и понимание, что отелю будет обеспечена высокая загрузка, не только на 95% летом, как у многих, но и зимой, когда она может падать до 40%, тогда – без сомнения, следует вкладывать средства.

 

Чтобы превратить Петербург в столицу яхтенного туризма, потребуются законодательные изменения и строительство современных марин
Чтобы превратить Петербург в столицу яхтенного туризма, потребуются законодательные изменения и строительство современных марин

 

Уже доказал свою эффективность механизм поддержки инвестиций в гостиничную инфраструктуру. Если за последние три года у нас введено в эксплуатацию только две крупные гостиницы, то в ближайшие два года их откроется сразу дюжина, уровня 3-5*, и это плюс 3 тыс. к номерному фонду. Работает и концессионый механизм, когда инвестор получает земельный участок или здание под гостиницу и инвестирует под конкретные цели по определенному графику, но первый инвестплатеж вносит только на момент начала эксплуатации. И специальный подход к стратегическим инвесторам.

 

Что касается хостелов, то поддержка предпринимателей здесь – наша активная подготовка к возможному принятию Федерального закона, запрещающего размещение гостиниц и хостелов в жилых помещениях. Без сомнения, это одна из задач, которые надо решать. Но она не самая приоритетная – хостелы это не то, что хочет город. У нас нет задачи продавать Санкт-Петербург дешево, у нас есть задача продавать Санкт-Петербург дорого. Так как каждый турист – это инвестор, который вкладывает деньги в развитие города, то чем богаче инвестор, тем лучше для города.

 

Невозможно продвигать то, чего нет

 

– Стоит ли задача перераспределения туристических потоков от перегруженного исторического центра к периферии города, для перехода к полицентризму? Например, в Петродворцовый или Курортный районы?

 

– Если посмотреть на тот же Петергоф, то в летние месяцы он тоже сильно перегружен. Что касается Курортного района, то я согласен: есть некий провал посещаемости, который нужно компенсировать развитием туризма, особенно в низкий сезон. Но если посмотреть, есть ли у нас качественные гостиницы в Курортном районе, то их там практически нет – только несколько спа-отелей. Да, здесь достаточно развитая санаторно-курортная и лечебная кластерная инфраструктура, но для размещения обычных туристов качество номерного фонда, мягко говоря, уступает европейским стандартам. Но при этом цена – ни в коей мере не уступает.

Курортный район можно и нужно развивать. С точки зрения, например, медицинского туризма. Например, у нас есть три онкологических больницы-института в Песочном. Но там вообще нет ни одной гостиницы, чтобы остановиться и пройти лечение не в стационаре. В то время как, по данным Комитета по здравоохранению, в прошлом году к нам приехали 545 тыс. человек на лечение по полисам ОМС, полученным за пределами Санкт-Петербурга. И 80% из них лечились амбулаторно, то есть использовали городскую инфраструктуру. Плюс, по международной практике, на 100 непосредственных пациентов приходится еще до 40 человек, сопровождающих близких во время лечения.

 

– Какие меры важны для развития медицинского туризма?

 

– Предоставление медицинских услуг у нас сильно отделено от зарабатывания денег. Многие клиники перегружены, у них нет задачи дополнительно зарабатывать деньги. Здесь опираются на бюджетное финансирование, закупают новое оборудование, делают ремонт и работают в том режиме, который есть, и ни в чем не нуждаются. Для города это в общем-то неплохо, но нет мотивации для развития качества предоставляемых услуг медучреждениями. В мире есть и другие модели развития медицины и медицинского туризма.

 

Мы рассмотрели самые успешные практики и определили, что будем опираться на азиатскую модель, которая принята в Южной Корее. Официально по этому направлению туда приезжают 300 тыс. человек ежегодно, тогда как в Германию, где этот рынок развивается очень давно, – лишь около 60 тыс. пациентов. Там есть государственная задача по развитию медицинского туризма. Госкомпании, которые координируют деятельность всех медицинских учреждений, проводят классификацию в соответствии со специальными стандартами медицинского туризма. Есть отдельные частные компании, тоже специально сертифицированные, отвечающие за логистику прибытия пациентов. И клиники, соответствующие определенному уровню медицинского оборудования и качества предоставляемых услуг, языкового сопровождения и т.д. Это целая система. Ведь невозможно продвигать то, чего нет. Но как сегодня иностранного туриста одного отправить в отечественную больницу?

 

В плане медицинского туризма пациенты, нуждающиеся в серьезных операциях, – не главные клиенты. За рубежом основная ниша – это health care – забота о здоровье, профилактика, оздоровление. В том числе офтальмология, пластика и эстетическая медицина, стоматология, ЭКО. Это более массовое направление. Повода для медицинского туризма может быть два – и это не качество медицинских услуг. Первый – это цена, при стандартном хорошем качестве, и второй – невозможность провести подобную операцию в стране гражданства. Например, ЭКО в ряде европейских стран в определенных условиях запрещено, поэтому Санкт-Петербург уже активно это направление развивает. В случае конкретно этой процедуры пациент должен находиться под наблюдением врача минимум 21 день – то есть все это время он пользуется всей инфраструктурой города и оставляет здесь деньги.

 

– А как вы оцениваете инициативу создания туристско-рекреационного кластера в Курортном районе?

 

– Без сомнения, любая идея объединения и совместного продвижения бизнеса – всегда хорошо. Во-первых, это говорит о понимании участников, что компаниям не надо друг с другом конкурировать, но можно вместе развиваться. Во-вторых, создание кластера свидетельствует о готовности к развитию. Раньше здесь все развивалось хаотично, каждый пытался выжить, как мог, и не собирался ничего глобального делать. Но сейчас бизнес объединяется, чтобы двигаться вперед и что-то создавать.

 

Я поддерживаю эту инициативу. Особенно, если предприниматели действительно настроены на правильную хорошую работу, а не на быстрый эффект. Счастье наступит не завтра, к сожалению. В лучшем случае, как у корейцев, через десять лет – здесь начали развивать медицинский туризм в 2008 году. Перед нами стоит такая же задача. При этом в Пусане – одном из центров медицинского туризма Южной Кореи – сделали целую улицу с медицинскими учреждениями, объединили целый район города, где расположено 240 медицинских учреждений, которые получают определенные преференции от государства, в том числе по налогообложению. Также там есть и гостиницы, и торговые центры. Но сегодня в Курортном районе, при всем моем уважении, пока заняться особенно нечем, особенно зимой.

 

– Как можно привлечь сюда жителей, туристов?

 

– Во-первых, это могли бы быть пакетные программы, включающие разные виды услуг и взаимный обмен посетителями. Чтобы человек приезжал на санаторно-курортное лечение, но имел выбор культурно-развлекательной программы и т.д. Это должен быть комплексный продукт, сюда должно быть интересно ездить. Поэтому хорошо, что создали курортный кластер, – совместно можно много что сделать.

 

Лавры морской столицы

 

– Какие перспективы у города как крупного пассажирского порта?

 

– В паромном туризме у нас неплохая динамика. Как известно, компания St. Peter Line совершила сделку с Moby Lines, где есть как финансовые ресурсы, так и флот из более 75 судов, работающих на Средиземном море по разным направлениям. Пока на маршруте с заходом в Санкт-Петербург оставлено одно судно для изучения рыночной ситуации, и при поддержке города и хорошем спросе сюда планируется привести еще два судна в 2018-2019 годах. В навигацию 2016 года город принял 456,4 тыс. туристов – пассажиров морских круизных судов, 90% из них прибыли на морской пассажирский терминал «Морской фасад». У нас достаточное количество паромных причалов, создана отличная инфраструктура – проблем я не вижу.

 

– Город станет столицей яхтенного туризма?

 

– Яхтенный туризм довольно сложен, его развитие – долгий путь, на который Россия вступила буквально только что. У наших соседей по Балтийскому морю – финнов, шведов, датчан и эстонцев – этот рынок развивается довольно хорошо, но они опираются на 80-летний опыт. Тогда как России, во-первых, надо совершенствовать законодательство и в части ввоза яхт, и в сфере разрешения захода во внутренние водные пути. Во-вторых, необходимо строительство марин, которые позволят яхтсменам двигаться короткими переходами по три-четыре часа. Сейчас путь яхты среднего размера, например, из Финляндии составляет почти 24 часа – это небезопасно. В этом направлении мы работаем над совместным проектом с Ленинградской областью. При этом требуются и механизмы работы с инвесторами, готовыми вкладывать в создание инфраструктуры, так как это не высокомаржинальный бизнес, он скорее на грани рентабельности. В целом водным туризмом активно занимается специальная рабочая группа при поддержке Москвы, Минтранса.

 

Зарабатывать экономя

 

– Все эти планы требуют серьезного финансирования?

 

– Бюджет Комитета по развитию туризма наименьший из всех бюджетов петербургских комитетов, в этом году он составляет чуть более 150 млн рублей. В основном средства будут направлены на проведение событийных мероприятий, участие в выставках и конгрессах и на роуд-шоу для туроператоров – повседневную самую необходимую деятельность.

 

Особенно наглядно сравнение с цифрами, например, государственной структуры Visit Finland, где бюджет на продвижение Финляндии составляет 26 млн евро в год – конкурировать с соседями сложно. Но мы стараемся использовать все доступные способы промотирования без денег. Яркий пример – офис Visit Petersburg, который мы уже открыли в Париже и запустим в этом году еще более чем в 20 городах по всему миру – абсолютно некоммерческий проект без копейки бюджетных средств. Но его эффективность очень высока, так как люди приходят в визовый центр с непосредственной целью – поехать в Россию. В основном они едут в Москву, но, получив информацию о Санкт-Петербурге, с учетом прекрасного транспортного сообщения, могут также приехать и к нам. Мы делали расчет: для того чтобы открыть такой центр, какой уже заработал в Париже, потребовалось бы порядка 35 тыс. евро, с учетом годовой аренды, зарплат и т.д. А если умножить эту цифру минимум на 15-20 городов, то получается очень серьезная цифра…

 

– Как работает механизм «без денег»?

 

– Очень просто – это своего рода частно-государственное партнерство. Городское туристско-информационное бюро подписывает договор с коммерческой организацией: туроператором или, как в нашем случае, российским визовым центром, фиксируя полномочия представления Санкт-Петербурга за рубежом. Для второй стороны это дополнительный пиар и имиджевый шаг, за которым стоит некая монетизация, поэтому здесь готовы взять все расходы на себя.

 

– Будет ли город участвовать в федеральной целевой программе (ФЦП) «Развитие внутреннего и въездного туризма»?

 

– Участие в ФЦП подразумевает софинансирование из бюджета субъекта. Но так как у города не было собственной программы развития туризма, то, соответственно, и средства не были заложены. В том числе и с этой целью мы формируем 18-ю городскую госпрограмму, которая будет нацелена на развитие туризма. Сейчас город использует только 5% федерального бюджета, тогда как Татарстан – около 25%. Есть ФЦП, направленные на развитие экономики, а мы живем в одной стране, и в по большому счету неважно, из какого кармана деньги – из федерального или регионального. Здесь мы пока немного отстаем, и наша задача на 2018 год в том числе поучаствовать в профильной ФЦП. Софинансирование со стороны региона зависит от желания и возможностей региона, иногда доля федеральных денег достигает 80%. С учетом тех планов развития, которые у нас есть, это могут быть значительные цифры по привлечению средств. Но ставить себе цель выбрать все ФЦП – тоже неправильно. Мы не готовы за 2 млрд рублей сделать все что угодно, только дайте денег. Нет. Мы ставим понятные цели, например, по развитию конгрессно-выставочной деятельности, и город будет готов вложить довольно много средств в развитие этой инфраструктуры.

 

Госпрограмма по развитию туризма в Санкт-Петербурге 2018-2023 годов охватит значительное количество соисполнителей, самые разные комитеты. К 1 апреля этого года мы сформируем меры по направлениям, по формам поддержки, по комитетам-соисполнителям. Нельзя утверждать, что новая госпрограмма увеличит городской бюджет в части расходов. Часть мероприятий мы задействуем из других госпрограмм, где-то перераспределим средства на туризм, как одну из приоритетных отраслей. Механизм очень сложный, но думаю, что к началу мая мы уже сформируем саму программу и утвердим ее бюджет.

Марина Скляренко