Шанс возродить отрасль

21 ФЕВРАЛЯ 2016 В 22:53

Государство предложило программу мер по поддержке легкой промышленности. Представители отрасли считают их недостаточными. Волшебных рецептов спасения легпрома, похоже, нет.

 

В январе Правительство РФ одобрило программу поддержки легкой промышленности на 2016 год. Документ содержит несколько пунктов, которые в состоянии принципиально подтолкнуть отрасль вперед.

 

«Еще десять лет назад о российской легкой промышленности вообще не было и речи, – говорит заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов. – Отрасль сильно пострадала от спада отечественной экономики в 80-90-годах. Многие фабрики разорились, магазины оккупировал ширпотреб из Юго-Восточной Азии. С тех пор картина значительно изменилась: товары российского легпрома начали пользоваться массовым спросом».

 

В легкой промышленности страны сегодня работает около 15 тыс. крупных, средних и малых предприятий с годовым объемом продаж около 3 трлн рублей. В потребительском секторе это твердое второе место после рынка продовольствия. Но пока доля отечественной продукции на нем составляет около четверти, остальное – импорт, львиная доля которого приходится на Китай.

 

«Производство основных видов продукции текстильного и швейного производства вслед за сокращением периода начала 1990-х годов так и не смогло вернуться на советский уровень производства даже после двадцатилетнего периода. По данным Росстата, производство всех видов тканей составило по итогам 2014 года только 46% уровня 1990-го, производство ковров и ковровых изделий – 39%, производство чулочно-носочных изделий – 24%, трикотажных изделий – 17%, пальто и полупальто – 4,3%, курток – 9,7%, костюмов – 18,9%», – поясняет директор Аналитического центра ВШЭ Анна Федюнина.

 

Последние полтора года в связи с экономическим кризисом и скачком курса валют предприятия легпрома испытывают серьезные трудности. Во-первых, это характерное для всех отраслей отсутствие доступного кредитования. Во-вторых, сырьевая зависимость, которая в некоторых подотраслях доходит до 90%. 

 

«В России в отрасли занято порядка 330 тыс. человек. Для сравнения в Китае – 215 млн, во Вьетнаме – 2,5 млн, в Индии – 5 млн, в Турции больше 750 тыс. человек. В итоге на одного рабочего в России приходится 600 рабочих в странах-конкурентах. При этом наш вклад в бюджет России в 2014 году составил больше 26 млрд рублей», – говорит президент Российского союза производителей одежды Светлана Беляева.

 

Решить проблемы правительство страны рассчитывает в ближайшие десять лет, для чего разработана Стратегия развития легкой промышленности России, которая постоянно обновляется с учетом предложений участников рынка. В частности, планируется создание производства химических волокон с ориентацией на экспорт, развитие сегмента технического текстиля, производство кожевенных материалов для швейной, обувной, мебельной и автомобильной промышленности. Обещана также поддержка и развитие российских брендов одежды и обуви и борьба с контрафактной продукцией.  

 

По замыслу разработчиков последней версии Стратегии, реализация этих мер увеличит объем отрасли в полтора раза (на 0,5% ВВП), позволит создать 245-330 тыс. новых рабочих мест, а объем налоговых поступлений составит 140-210 млрд рублей. Инвестиции для реализации Стратегии оцениваются в 460-640 млрд рублей. И сейчас основная задача правительства – создать условия для инвестирования и поддержать предприятия легпрома. Тем более, в условиях курса на импортозамещение и одновременно резкого удорожания импортной продукции и сырья, а также снижения покупательной способности.

 

 

Хорошо, но мало

Среди предложений выделяется желание уполномочить и докапитализировать Россельхозбанк для кредитования предприятий легкой промышленности, что позволит упростить доступ предприятий к заемным средствам. «У отрасли есть своя специфика, в том числе сезонность, а банки это никак не учитывают, – сетует президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин. – Мы предлагаем докапитализировать любой государственный банк на 5 млрд рублей, чтобы он занялся кредитованием отрасли по приемлемым ставкам в 11-12%. Но дело не только в высоких ставках. Получить кредит очень сложно из-за высоких рисков и занижения залоговой стоимости активов».

 

Еще один пункт одобренной в январе программы – участие Росагролизинга в приобретении оборудования для предприятий легпрома, но для этого госструктуру надо докапитализировать на 2 млрд рублей. Это актуальный вопрос для отрасли, поскольку износ оборудования составляет около 50%, а станки на 90% импортные. Кстати, в связи с этим все импортное оборудование для легкой промышленности освобождено от ввозных пошлин и НДС. 

Участники рынка ждут, когда у министра промышленности и торговли  Дениса Мантурова дойдут руки до реальной поддержки легкой промышленности

Участники рынка ждут, когда у министра промышленности и торговли  Дениса Мантурова дойдут руки до реальной поддержки легкой промышленности

 

Впрочем, пока производить собственное оборудование нет смысла. «Когда вся отрасль поднимется, и мы будем производить достаточный объем, то тогда у производителей появится смысл создавать его в России. Потому что если мы не производим в необходимом объеме продукцию, то зачем производить швейные машины, кто на них будет шить?» – говорит Виктор Евтухов.

 

Также предполагается продолжить программу возмещения части затрат на уплату процентов по кредитам на закупку сырья и материалов, на это в бюджете заложено 800 млн рублей. «Доля кредитных средств, используемых на закупку сырья и материалов в общем объеме кредитов, колеблется от 50 до 85%. В период низкого сезона складские запасы позволяют предприятиям выравнивать производственный поток, сохранять стабильный уровень числа рабочих и оплаты их труда. При фактическом отсутствии доступа к «дешевым» деньгам субсидии по кредитам на сырье позволяют предприятиям чувствовать себя более уверенно и реализовывать продукцию по конкурентоспособной цене», – поясняет Виктор Евтухов.

 

Минпромторг также сформировал перечень важнейших для отрасли предприятий, которым предоставляются субсидии на выплату процентов по кредитам на оборотные средства на сумму до 70% от ставки рефинансирования ЦБ. Эту субсидию уже получили 87 предприятий легпрома. Кроме того, отрасль призван поддержать и Фонд развития промышленности, в рамках которого принята специальная программа финансирования проектов и увеличена предельная величина суммы займа с 300 до 500 млн рублей. Также предполагается привлечь Корпорацию по развитию малого и среднего бизнеса для предоставления госгарантий по кредитам предприятиям легпрома.

 

Представители легпрома говорят, что пока мер поддержки отрасли недостаточно. Отраслевики предлагают снизить ставки обязательных взносов в пенсионный и медицинский фонды. «Дело в том, что в отрасли не растет заработная плата с 2011 года, когда предприятия еще не вышли из прошлого кризиса. Чтобы создать маржу и направить ее частично на зарплаты, частично на развитие, нужно снизить расходную часть. Сегодня заработная плата, включая налоговые отчисления, составляет 14% в структуре себестоимости, а это очень много», – поясняет Андрей Забродин.

 

Светлана Беляева также отмечает высокий уровень налогообложения и предлагает на пять лет ввести льготную ставку по НДС, снизив ее с 18 до 10%, и платить налог на прибыль и НДС не с отгрузки, а с поступления средств от реализации.  

 

 

Дорогое чужое сырье

Еще одна острая проблема – тотальная сырьевая зависимость и в связи с этим резкое удорожание себестоимости производства. «Компании живут в состоянии напряженности и неопределенности. Например, ткани должны заказывать за четыре месяца до выпуска продукции, но при такой ситуации с валютой экономику производства просчитать невозможно», – говорит Светлана Беляева. Кроме того, поставщики сырья и материалов перешли на 100%-ю предоплату, отмечают эксперты.

 

Но с сырьевой проблемой предстоит разбираться долгие годы, и никакого импортозамещения в полной мере здесь быть не может. В частности, после распада СССР производство хлопка осталось за бывшими республиками, теперь это 100% импортный материал. Вместе с тем, по данным Минпромторга, меньше всего импортируется льна (30%) и кожи (10,8). «Доля импорта на рынке отделочных тканей на основе синтетических волокон составляет свыше 70%, на рынке трикотажного волокна – свыше 90%, швейных ниток – свыше 84%», – отмечает Анна Федюнина.  

Но если хлопок дешевле покупать в Средней Азии, чем выращивать в России (в 2014 году Россия закупила 70,7 тыс. тонн хлопка-волокна), а кроме того, его доля в легпроме сокращается, то производство из синтетического волокна набирает обороты. По подсчетам Минпромторга, доля импорта полиэфирных волокон – 74%, полиамида – 88, что позволяет российской промышленности при наличии исходного сырья – нефти – активно развивать это производство. Так БТК Групп с 2013 года реализует проект по выпуску тканей из синтетических волокон, тканного и трикотажного суровья в Ростовской области. 

 

Впрочем, чиновники констатируют, что снижение сырьевого импорта потребует больших инвестиций. Хотя уже сейчас они говорят об импортозамещении в нетканых материалах, которые используются в медицине. «За последние пять лет объем производства нетканых материалов в нашей стране вырос в восемь раз. Как показывает опыт, на рынке ЕС, и особенно Германии, технический текстиль в целом дает 50 % роста отрасли. Существует большой сегмент технической продукции для нужд медицины, автомобиле-, авиа- и судостроения. Сейчас на этот рынок приходится порядка 30% продаж отрасли», – отмечает Виктор Евтухов.

 

 

Поддержать своих

Среди шагов правительства, призванных подтолкнуть отечественный легпром, – создание индустриальных парков и кластеров. Резидентам парков предоставляются налоговые льготы, льготные ставки аренды, а также ряд других преференций. В частности, парк «Родники» в Ивановской области, который создан на базе Родниковского текстильного комбината на площади 90 га, имеет всю необходимую инфраструктуру и площади. Там уже работает 40 резидентов, которые занимаются выпуском тканей, трикотажного плотна, пошивом одежды и т.д. Объем инвестиций резидентов парка составил более 230 млн рублей. Там же планируется строительство завода по производству полиэтилентерефталата текстильного назначения мощностью 150 тыс. тонн.  

 

Еще одна мера поддержки отечественного легпрома – запрет на государственные закупки товаров иностранного происхождения или изготовленных из иностранных материалов, если есть российские аналоги. Позиция правительства такова: госнужды должны обеспечиваться только за счет российских мощностей как на федеральном, так и на региональном и муниципальном уровнях. 

 

Наконец, помочь отечественному легпрому может наращивание экспорта, поскольку в связи с девальвацией рубля продукция российских предприятий стала привлекательнее для западных рынков. «Положительные тенденции касаются тех, кто может производить продукцию на экспорт. Уровень курса валют дает шансы заработать, но, к сожалению, мало продукции экспортно ориентированной и есть заградительной меры, которые ограничивают возможность для российских изделий высокого качества поступать на рынки других стран», – говорит Светлана Беляева.

В сегменте школьной формы зависимость от импорта планируют снизить более чем в два раза при полном сохранении объемов потребления

 В сегменте школьной формы зависимость от импорта планируют снизить более чем в два раза при полном сохранении объемов потребления

 

В планах Минпромторга – нарастить объем экспорта в 2016 году на 10-15%. Например, продукцию рязанского кожевенного завода (компания «Русская кожа»), ярославского завода (ЗАО «Хром»), выпускающих различные виды кожи, закупают европейские компании. Сейчас правительство запретило вывоз за границу полуфабрикатов из кожи, чтобы обеспечить сырьем собственные предприятия.

 

«В России производится 23 млн пар кожаной обуви, и она, несмотря на девальвацию рубля, немного подорожала – импортной составляющей, в частности фурнитуры, в ней 20%. Сейчас, когда в странах Юго-Восточной Азии уходят от дешевых технологий, сам труд дорожает, цены на их продукцию растут. В этих условиях мы можем стать интересны Европе как поставщики. Российская обувь уже продается в Белоруссии, Казахстане, странах Балтии, Вьетнаме, Южной Корее, Великобритании, Германии», – отмечает Виктор Евтухов.

 

Впрочем, Андрей Разбродин поясняет, что активизация экспорта сама по себе потребует дополнительных инвестиций: «Когда стоит задача расплатиться с кредитами, никто не думает об экспорте. Сегодня за свою продукцию получать евро выгоднее, чем рубли. Но для этого надо затратить солидные деньги, которых у промышленников нет. Более того, даже при интересной цене нас никто не ждет за границей, там есть свои производители», – поясняет он.