Разбор торговых пролетов

21 ФЕВРАЛЯ 2016 В 21:49

В 2016 году власти Санкт-Петербурга запланировали ликвидировать не менее 800 нестационарных незаконных объектов, прежде всего это коснется тех строений, которые умудрились появиться без каких-либо оснований и документов

 

По оценкам участников рынка и представителей власти, сейчас в Санкт-Петербурге насчитывается около 1,5-2 тыс. нестационарных торговых объектов, чьи собственники осуществляют деятельность нелегально, без каких-либо документов. За редким исключением это небольшие мобильные точки продаж, которые можно установить за ночь или за сутки. Их ставят на самых интересных местах, на крупных пассажиропотоках, у станций метро, в местах массового скопления людей.

 

Павильоны просят огня

 

«Никаких потрясений и специальных масштабных акций, аналогичных московской, в Санкт-Петербурге не планируется, – утверждает директор СПб ГБУ «Центр повышения эффективности использования государственного имущества» Роман Мерзликин (ЦПЭИГИ – учреждение, специально созданное в 2011 году). – На протяжении последних нескольких лет работа центром ведется планомерно, по графику. На этот год планируется убрать порядка 700-800 нестационарных торговых объектов, из которых около 400 – непосредственно павильоны. В 2015-м мы освободили 1526 объектов, из которых 65 приходится на нежилой фонд, остальное – земельные участки, в том числе с размещенными на них примерно 750 нестационарными торговыми объектами. Это примерно в два раза превышает показатели за 2014 год. В 2016 году мы планируем, как минимум, сохранить показатели на этом уровне, ликвидировав не менее 800 нестационарных незаконных объектов».

 

Чиновники центра отмечают важный момент – с этого года помогать в борьбе с нелегальной торговлей нам будут администрации районов города. И за счет их участия объем ликвидации объектов должен увеличиться как минимум вдвое. Дело в том, что с начала с 2016 года администрациям районов передали часть полномочий по освобождению земельных участков. Зоны ответственности распределены следующим образом: администрации будут разбираться с абсолютно нелегальными торговыми точками, бизнесменами-беспредельщиками, действующими вне правового поля. А центр – с теми, кто когда-либо имел договорные отношения с городом – например, с предпринимателями, у которых есть договор аренды с истекшим сроком действия. Таким образом, ЦПЭИГИ планирует достичь объемов сноса, сопоставимых с временами массового сноса ларьков в 2005 году.

 

 В Санкт-Петербурге московский  подход невозможен
Эльгиз Качаев, председатель Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка СПб: – У подходов к сносу объектов в Москве и Санкт-Петербурге есть ключевое различие. В столице сносили даже те павильоны, владельцы которых имели какие-то права на собственность. В Санкт-Петербурге такой подход невозможен, здесь идет планомерная работа с обязательным уведомлением собственников о том, что они действуют вне правового поля. При всем моем уважении к предпринимателям, у новых объектов есть срок аренды земли, в течение которого можно строиться. И если предприниматель не учитывает эти сроки, возводит свои двух-трехэтажные хоромы и считает, что они теперь всегда здесь должны стоять, то он ошибается. Это неправильный подход – объект изначально временный, и город имеет право защищать свою территорию. Город меняется, и петербуржцы имеют право отстаивать свои интересы на красивые виды.  

«Работа нами ведется планомерно, убираем от трех до пяти объектов в день в разных районах города. Но никаких ночных сносов не практикуем, а фраза о планируемом массовом сносе 400 павильонов, распространенная на днях в СМИ, вырвана из контекста – это наш планируемый показатель на весь 2016 год, – заверяет Роман Мерзликин. – После вручения уведомления мы всегда даем владельцу павильона минимум неделю на выселение, но зачастую срок растягивается до одного месяца, так как центр обрабатывает множество заявок одновременно. И если у бизнесмена есть воля и желание проявить гражданскую ответственность, то этого времени ему более чем достаточно. Но если предприниматель с самого начала работает нелегально, то он все равно будет ждать до последнего, когда к нему придут с ломами и болгарками».

 

 80% сносимых павильонов – самострой
Роман Мерзликин, директор СПб ГБУ «Центр повышения эффективности использования государственного имущества» (ЦПЭИГИ): – Мы начали 2016 год без раскачки – с начала года нами уже выдано более 200 уведомлений, проведено более 130 контрольных выездов. В 2016 году центр сконцентрируется на освобождении незаконно используемых объектов нежилого фонда, а также масштабных незаконных постройках и объектах, затрудняющих реализацию социально значимых инфраструктурных проектов города, – тех, которые мешают строительству транспортных развязок, больниц, станций скорой медицинской помощи, инженерных сооружений. Принять решение о ликвидации объекта могут потому, что договор с арендатором был, но он либо закончился и не продлевался, либо был городом расторгнут, например, за грубое нарушение условий договора. Но в 80% случаев ситуация более криминальная: договор вообще не заключался, павильон установили, не имея на это оснований, и бизнесмены не платили городу ни копейки налогов и арендных платежей. С такими нарушителями мы боремся в первую очередь.
 

Среди районов Санкт-Петербурга, лидирующих по числу незаконных объектов, – Приморский, Выборгский и Калининский. Именно на севере города сосредоточено порядка 50% объектов нелегальной торговли. При этом администрации районов могут и должны штрафовать предпринимателей за незаконную торговлю в рамках административной ответственности. Но практика показывает, что это происходит не так часто, как хотелось бы, и объем получения средств за штрафы в бюджет крайне низок. Не исключено, что здесь есть место для коррупции, и на эту сторону полномочий чиновников компетентным органам стоит обращать более пристальное внимание.

 

«Важно, чтобы наши расходы на снос самостроя не были напрасными и объекты на месте снесенных не появлялись заново. Это должны контролировать районные администрации и правоохранительные органы, которые, к сожалению, в разных районах города работают с разной эффективностью», – дипломатично сетует Роман Мерзликин. По его оценке, демонтаж одного павильона обходится городу в среднем в 20-30 тыс. рублей. Затраты несет ЦПЭИГИ, далее в судебном порядке расходы взыскиваются с владельцев незаконных построек. Но вернуть эти средства, несмотря на то что центр в 99% случаев выигрывает дела в суде, удается только в половине случаев, так как произвести взыскание очень сложно: судебные приставы, исполняя решение суда, зачастую просто не могут найти должника и его собственность.

 

Урон от нелегалов

 

Нелегальные торговые точки вредны тем, что их владельцы не платят городу арендную плату, как правило, нет и никаких налоговых отчислений, зачастую представлена либо контрафактная продукция, либо в открытую реализуется табачная продукция и некачественный алкоголь, в том числе в ночное время.

 

«Очевидно, что у таких «предпринимателей» есть серьезные конкурентные преимущества, с которыми добросовестным бизнесменам бороться сложно, – рассуждает исполнительный директор некоммерческого партнерства «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга» Владимир Меньшиков. – Конечно, новость о ночном сносе торговых объектов в Москве обескуражила многих.

 

 

 К сожалению, как у нас часто бывает, отсутствие достоверной информации провоцирует напряженность среди предпринимателей. Некоторые бизнесмены из Москвы, объекты которых попали под снос, уверяют всех в том, что у них есть документы и разрешения, и даже свидетельства о собственности. А представители власти утверждают, что они сносили самострой. Я прекрасно понимаю, что одна из сторон явно лукавит. И если снос нелегальных строений я полностью поддерживаю, то демонтаж под этим предлогом просто неугодных власти легальных объектов – крайне негативное явление. В этой теме надо продолжать разбираться, рассматривать документы. Какую-то истину в этом вопросе можно будет определить по итогам судебных разбирательств, но она будет где-то посередине. Сейчас, когда прошел первый шок, петербургские предприниматели чувствуют себя более-менее спокойно, так как подобных акций в Санкт-Петербурге не ожидается. Наши власти имеют отличную от московских властей позицию по этому вопросу».

 

Как сейчас выселяют незаконных собственников  в Санкт-Петербурге
16 февраля 2016 года проведен демонтаж пяти торговых павильонов общей площадью более 200 кв. м вблизи дома 26 по проспекту Косыгина. 8 февраля 2016 года приступили к освобождению очередных объектов нежилого фонда, в частности ликвидации кальян-бара на набережной реки Фонтанки (повторно на этом адресе, до этого из помещения выселяли ресторан). А также кафе-бара на улице Марата. Причем сотрудники кафе не спешили впускать специалистов СПб ГБУ ЦПЭИГИ, препятствуя их законной деятельности. Был вызван наряд полиции, а также участковый оперуполномоченный. Представители заведения вели себя вызывающе и пытались спровоцировать конфликт. Но в итоге незаконные предприниматели были выдворены из помещений. 22 января началась процедура освобождения земельного участка в 135 кв. м на площади Ленина, находящегося в государственной собственности от незаконного кафе. Основанием для освобождения участка является расторжение договора аренды (договор расторгнут более года назад, 12 декабря 2014 года) и заявка из Комитета имущественных отношений СанктПетербурга (от 16 октября 2015 года). В рамках исполнения заявки в 2015 году павильон уже был частично демонтирован, но затем вновь самовольно восстановлен, уведомления собственнику были вручены неоднократно. По данным СПб ГБУ ЦПЭИГИ 

 

Даже укрупненные расчеты показывают, что нелегальный малый и средний бизнес обходится городу в кругленькую сумму. Известно, что при исполнении бюджета Санкт-Петербурга в 2015 году доходы от деятельности МСБ составили 27,7%. Доходы бюджета города на 2016 год планируются на уровне 432,94 млрд рублей, и даже если доля МСБ снизится до 25%, то прибыль от его деятельности составит 108,23 млрд. Если на 5,5 тыс. компаний МСБ приходится дополнительно минимум 1,5 тыс. нелегалов, то, если бы все бизнесмены были честными, город получал в бюджет на 29,52 млрд рублей больше. Даже если учесть, что нелегальные точки обычно относятся к малому бизнесу и их доходы невелики, а деятельность из-за риска выдворения нестабильна, то разделив полученную сумму надвое, получается 15 млрд рублей. И эта сумма для города в сложное экономическое время отнюдь не лишняя. В то же время администрация города планирует довести долю МСБ в городских доходах до 60%.

 

Опасность у метро

 

Кампанию по борьбе с массовой незаконной торговлей у станций метрополитена ЦПЭИГИ объявил в ноябре 2015 года. «Метрополитен является объектом повышенной опасности с особым контролем, и нахождение вблизи станций метрополитена незарегистрированных объектов торговли повышает риск возникновения угроз безопасности граждан. Зачастую в таких объектах работают нелегальные мигранты, не состоящие на учете в ФМС, и здесь не осуществляется контроль за доставляемыми грузами», – констатируют в центре. Так, 16 ноября 2015 года произошла синхронная ликвидация павильонов возле станции метро «Парнас». 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В городе шквал полулегальной палаточной торговли
Дмитрий Николаев, совладелец ряда стационарных торговых объектов (расположенных вблизи станций метро «Проспект Просвещения», «Рыбацкое», «Академическая»):
– К сожалению, и я, и другие предприниматели, имеющие капитальные торговые объекты, столкнулись буквально со шквалом стихийной палаточно-лоточной торговли на прилегающих к станциям метро территориях. Весь этот «шанхай» преподносится как якобы «ярмарки», которые организуются под эгидой Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка СПб (КРППР). Я знаю, что и жители, живущие в этих районах, и мои коллеги-предприниматели обращались с письмами и в этот комитет, и в другие ведомства города – от районных администраций до прокуратуры, – в которых фиксировали уйму нарушений, но везде получали лишь отписки. Более того, ярмарки эти в одном из ответов КРППР преподносятся как «мера поддержки отечественных товаропроизводителей в связи со сложившейся экономической ситуацией в результате применения санкций». Да вы сами сходите и посмотрите, какой там товар, – это либо все тот же китайский низкопробный ширпотреб, либо турецкий контрафакт, который выкинули с полок во всех приличных торговых объектах!
Как следствие, возникает целый ряд проблем. Эти палаточники захламляют территорию не только вблизи объектов цивилизованной торговли (кстати, благоустроенную и по-прежнему убираемую владельцами этих законных ТК), но и вокруг метро. Явно не соблюдаются нормативы по размещению торговых мест, согласно которым ширина прохода между ними должна составлять 4,5 метров, а расстояние до остановки городского транспорта – 10 метров. В итоге затруднен проход горожан, которые вообще в ярморочных услугах не нуждаются, а людям с ограниченными возможностями и вовсе не пробиться сквозь эти лотки к метро и остановке.
Потребителям на таких стихийных ярмарках предлагают явно низкопробную (а зачастую и небезопасную) продукцию. А что самое тревожное – во всех этих развалах сумок и баулов и в нагромождении палаток не представляет никакого труда спрятать сумку с каким-то взрывоопасным содержанием. Нам кажется, что власти города и районные администрации совместно с правоохранительными органами должны прежде всего заботиться о безопасности горожан и создании для них комфортной городской среды. Эти цели никак не могут быть принесены в жертву каким-то сомнительным доходам, которые якобы эти лоточники платят неизвестно кому.
Мы уже даже не говорим о том, что во всей этой ситуации страдает и непосредственно наш бизнес. А ведь мы, в отличие от всех этих ярмарочников, регулярно платим налоги, обеспечиваем площадями и рабочими местами своих арендаторов. Так почему интересы цивилизованной торговли, которая вот уже почти десять лет как сформировалась в Санкт-Петербурге, отходят на второй и даже третий план? А город, к своему стыду, погружается в обстановку «лихих 1990-х», самой яркой чертой которых были именно торговые «шанхаи» у метро.

 

Из 20 нелегальных павильонов, с владельцами которых велась предварительная работа, к моменту выхода бригад на объект осталось только восемь, среди которых магазины продуктов и кафе-бистро. В первых числах декабря осуществили масштабную ликвидацию незаконных торговых объектов возле станции метро «Удельная». Затем пришла очередь и «Проспекта Просвещения». Незаконные торговые павильоны здесь были установлены недобросовестными бизнесменами буквально с каждой стороны перекрестка проспектов Просвещения и Энгельса: в общей сложности около 30 объектов, среди которых большая часть – это точки продажи продуктов питания и фастфуда.  

 

Еще одной вехой кризисных времен стало возрождение вблизи метро так называемых временных торговых ярмарок. Основания для их появления вполне благонамеренны – это и инициатива Минпромторга, и закон СПб № 32-55 от 20.04.2011 «О порядке организации ярмарок на территории СПб». Но, увы, благие намерения законов иногда заводят в ад их неисполнения. Все чаще ярмарки превращаются в весьма хаотичную и не всегда контролируемую торговлю, возвращающую подзабытые образы из 90-х.

 

Причем даже сами торговцы (опрошенные на условиях анонимности на таких ярмарках) признают, что подчас не знают, кто и для кого собирает у них «регистрационные взносы». По их рассказам, практикуется следующая схема: желающий участвовать в ярмарке предприниматель подписывает с организаторами договор, на основании которого номер его телефона безвозмездно включают в список интернет-рассылки адресов проведения ярмарок по районам города и датам. Обнаружив в рассылке подходящий для себя адрес, предприниматель прибывает на место и связывается с представителем организаторов, где ему, за безотчетно уплачиваемые этому представителю деньги, указывают место торговли и обещают решить все проблемы с проверяющими торговлю сотрудниками милиции и иными проверяющими. Куда идут собранные с торговцев деньги, они сами подчас только догадываются. Казус в том, что схема размещения ярмарок согласовывается администрациями районов совершенно бесплатно, ведь город в принципе делает полезное дело, да и Минпромторг РФ настаивает на активизации усилий по организации ярмарочной торговли. По оценкам самих предпринимателей, из-за недостаточно упорядоченного проведения ярмарок бюджет города недополучает от 500 тыс. до 1 млрд рублей ежегодно.

 

Всего, по оценкам экспертов, количество незаконных объектов розничной торговли в городе около тысячи. Если бы они работали в легальном поле (например, в уже существующих у метро стационарных торговых объектах), то платили бы аренду и налоги. Подсчитать эти убытки для бюджета сложно, но суммы на порядок больше, чем от ярмарок, то есть миллиарды рублей.

 

Игра по правилам

«За несколько дней до проведения московской «Ночи длинных ковшей» у нас в Санкт-Петербурге с руководителями всех районных советов и руководителями профильных ассоциаций потребительской сферы как раз обсуждали целый блок мер по дальнейшим мерам либерализации законодательства для малого и среднего бизнеса, вошедших в специальную резолюцию, – рассказывает председатель Общественного совета по развитию малого предпринимательства при губернаторе СПб Елена Церетели. – Там есть довольно радикальные меры, но каждое из включенных в резолюцию предложений подробно подрабатывалось вместе с командой опытных юристов и обсуждалось с профильным вице-губернатором СПб Сергеем Мовчаном. 

 Истек срок аренды – сноси объект сам
Дилявер Меметов, председатель совета директоров холдинга «Адамант»: – Мне как петербуржцу, конечно, приятнее, когда в городе развивается цивилизованная стационарная торговля. Два десятка лет назад был дефицит торговых объектов, и тогда ларьки или временные павильоны, видимо, были уместны. Но те времена давно прошли. В городе достаточно современных торговых комплексов, владельцы которых вложили огромные средства и в них, и в развитие и благоустройство прилегающих территорий. А теперь мы наблюдаем, что весь этот лоточный хаос опять начинает прорастать на приведенных нами в порядок территориях у метро. Городские власти не должны закрывать на это глаза – город, принимающий чемпионаты мира по хоккею и футболу, не может себе позволить откатиться в развитии на десять лет назад. Что же касается сноса временных объектов, то уверен, что все должно происходить в рамках договора. Истек у тебя срок аренды, будь добр – сам демонтируй свой объект, не дожидаясь санкций. Кстати, наша компания именно так и поступила с ТК «Аэродром» у метро «Пионерская» – он был временным сооружением, хотя и простоял многие годы. Но когда срок аренды истек, мы его за собственные средства аккуратно снесли, предварительно переселив арендаторов на другие площади.

Все эти предложения не остались на бумаге – их сейчас изучают в Смольном. В дальнейшем они будут представлены к публичному обсуждению и вынесены на рассмотрение правительства СПб и губернатора Георгия Полтавченко. Таким образом, шаги по либерализации законодательства продолжаются.

Моя позиция: чем проще правила игры, тем меньше они нарушаются. Чем прозрачнее будет региональное и федеральное законодательство, тем меньше будет оснований для возникновения несанкционированных объектов. Так, есть зоны, в частности, в историческом центре, где множество разных объектов мелкорозничной торговли действительно могут выглядеть непрезентабельно и влиять на облик города, но когда в этом перечне более 100 улиц, это уже вызывает вопросы».

Одна из наиболее острых проблем, беспокоящих сегодня малый торговый бизнес, связана с внесенными год назад на федеральном уровне изменениями в Земельный кодекс. Проявился очень коварный нюанс – необходимость продления всех договорных отношений через аукцион на конкурсной основе. Из-за чего понятие «добросовестный арендатор» обесценилось. Понятно желание улучшить условия для конкуренции. Но в Санкт-Петербурге история вопроса несколько иная: бизнес в начале 1990-х годов получал землю или помещения в таком ужасном состоянии, что ему приходилось выступать инвестором. Одно дело, когда ты получаешь отремонтированное помещение, подключенное к сетям, обеспеченное охраной. И совсем иное – когда тебе приходится вкладывать огромные средства в реконструкцию старого, еще не начав экономическую деятельность. Эксперты считают, что принцип аукциона нельзя применять бездумно. И пока риски для арендаторов сохраняются, никто не может себя чувствовать абсолютно уверенно.

«Ни одного объекта, где у предпринимателей на руках были все необходимые документы, в Санкт-Петербурге снесено не было. Ни одного, – резюмирует Уполномоченный по защите прав предпринимателей в СПб Александр Абросимов. – К методам, которые использовались в Москве, я отношусь резко отрицательно. Я считаю, что все должно быть в правовом поле. Как пример – рынок в Рыбацком, где судебные разбирательства длятся уже два года. И я уверен, что пока продолжается рассмотрение дела, никаких мер по выселению бизнеса здесь не будет производиться».

При этом Александр Абросимов констатирует, что среди поступивших к нему за 2015 год жалоб, из 825 обращений около 90 были связаны с земельными вопросами и имущественными правами.