Поверить и проверить

02 апреля 2017 в 11:31

Ожидаемая доходность ОФЗ для населения достойно конкурирует с банковскими депозитами. Но системные проблемы в экономике и высокая стоимость минимальной величины вложений не помогут превзойти ожидаемый спрос на этот инструмент в ближайшее время.

 

Министерство финансов РФ с апреля 2017 года приступило к выпуску облигаций федерального займа (ОФЗ) для населения. По данным ведомства, эта мера направлена на повышение финансовой грамотности, воспитание культуры сохранения и инвестирования средств гражданами, а также стимулирование к средне- и долгосрочным сбережениям. «У россиян и сейчас есть возможность покупать государственные облигации. Для этого нужно открыть брокерский счет на Московской бирже. Но подобные счета имеют менее 1% граждан России, так как средний уровень финансовой грамотности невысок. Поэтому правительство решило, что «если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе», – говорит старший аналитик компании «Альпари» Роман Ткачук.

 

Россия отстает по уровню финансовой грамотности от развитых стран. В 2014 году Standard and Poors провела опрос Global Finlit Survey, который показал, что в России финансово грамотные 38% взрослого населения. В развитых странах результат лучше – в Норвегии и Швеции 71%, Швейцарии 57%, Нидерландах 66%. Финансовая грамотность важна для долгосрочного развития. Привлечение сбережений населения в разные финансовые инструменты: акции, облигации, паевые инвестиционные фонды – позволяет переводить деньги из пассивной формы, то есть сбережений, в активную – финансирование бизнеса. Это светлая цель, о которой начали говорить более десяти лет назад. Тогда проекты по повышению финансовой грамотности запустили университеты, различные ассоциации и предприниматели. Но ощутимого эффекта это не принесло, хотя не было кризиса, и реальные доходы населения, а значит, сбережения, увеличивались.

 

Эта инициатива выглядит иначе теперь, когда приходится «ужимать пояса» и потребление не вышло из кризиса. Доходы федерального бюджета сократились из-за падения цен на нефть, пришлось урезать расходы. Подобные перспективы неизбежно заставят власти сильнее задуматься скорее о способах увеличения доходов и финансировании государственного долга, чем о финансовом просвещении. Поэтому за красивой историей о финансовой грамотности могут быть и другие мотивы. «Минфин хочет протестировать, как он сможет заполнять дыру в бюджете, а она будет расти при падении цен на нефть. В принципе, объемы средств у населения на банковских счетах составляют порядка 24 трлн рублей, и привлечь их в бюджет – замечательная идея для бюджета, но не для банков», – отмечает профессор и директор банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков.

 

Без учета инфляции

 

Продажа облигаций населению организована через отделения Сбербанка и ВТБ24. «Госбанки участвуют в важном проекте правительства, который несет в себе больше социальную, нежели экономическую составляющую, – делится мнением Сергей Лукьянов, директор инвестиционного департамента ВТБ24. – С точки зрения повышения финансовой грамотности населения, знакомства с инструментами долгового рынка данный проект обещает быть весьма успешным».

 

Для того чтобы привлечь население к такому инструменту, важно, чтобы его можно было приобрести с минимальными бюрократическими трудностями и он предполагал привлекательный доход. «ОФЗ для населения являются инструментом, представляющим собой хорошую альтернативу банковскому вкладу и дающие доходность чуть выше, чем депозит в крупном банке. При этом риски таких ОФЗ существенно ниже, чем в банке, даже с учетом страхования вкладов, что является для подобного инструмента существенным плюсом», – считает аналитик ГК «ФИНАМ» Богдан Зварич.

 

«Изначально «народные облигации» задумывались именно как альтернатива банковским вкладам для населения. За последние годы доходность депозитов существенно снизилась, а доходность нового инструмента от 8,5% годовых и выше при государственной надежности должна заинтересовать инвесторов», – объясняет Роман Ткачук.

 

Доходность ОФЗ для населения, о которой заявляют власти, привлекательна, но в действительности заработок на этой ценной бумаге не фиксирован. Значит, нельзя в точности предугадать, получится ли заработать и сколько. «По ним гарантируют рублевый доход за три года. Но это номинальная величина, без учета инфляции. Уровень цен во многом связан с курсом доллара, а какой он будет через три года, неизвестно. Он зависит от цен на нефть, которые, скорее всего, продолжат падать из-за расширения добычи сланцевой нефти. Это приведет к постепенному снижению экспортных доходов и ослаблению рубля», – говорит Василий Солодков. Это закономерно увеличит инфляцию, как это произошло в 2015 году. По его словам, падение рубля выгодно Минфину, потому что позволяет закрывать дефицит бюджета, не прибегая к другим методам. Кроме того, если иметь вклад в банке, то он страхуется. В случае с ОФЗ для населения ничего страховаться не будет. Риски, связанные с инфляцией, актуальны и для банковских депозитов. Но они застрахованы, а клиенты могут выбирать, какие банки, по их мнению, более надежны. Поэтому за привлекательную доходность ОФЗ для населения придется заплатить дополнительными рисками, несмотря на заявления, что это выплата будет гарантированной.

 

Основной риск для этого проекта – низкий уровень доверия населения к финансовым инструментам, выпускаемым государством, а также отсутствие предсказуемой и прозрачной бюджетной политики. «Консерватизм населения и недоверие к банковским нововведениям, которыми до сих пор считается биржа и торговля ценными бумагами, сдерживает многих людей от открытия брокерского счета», – говорит Богдан Зварич. «В любом случае россиянам необходимо время, чтобы распробовать новый инструмент инвестирования. В перспективе его популярность должна возрасти, и он может занять свою нишу на рынке инвестирования», – считает Роман Ткачук. По его словам, возможно, спрос на первый выпуск не будет высоким. У россиян еще сильна память о дефолтах 1991-го и 1998 годов, когда вложения в государственные ценные бумаги привели к убыткам. Правда, сейчас ситуация в российской экономике не в пример лучше: цены на нефть достаточно стабильны, объем резервных фондов достаточен для решения локальных форс-мажорных ситуаций. Кроме того, на это влияет демография – среди потенциальных держателей таких облигаций закономерно растет количество тех, кто родился в конце 1980-х. Для них дефолты 1991-го и 1998 года – это история, а не прожитый опыт. Поэтому отношение к государственным облигациям может быть другим.

 

С другой стороны, для большинства людей, у которых есть сбережения, такой способ сохранения денег слишком дорог. «Этот инструмент не подпадает под систему страхования вкладов, и у него низкий риск, но он будет интересен людям с размером активов выше страховой суммы в 1,4 млн рублей», – говорит Богдан Зварич. «В кризис количество людей, имеющих вклады, сократилось с 50 до 40%. Кто-то закрыл счета или уменьшил остаток средств на них. Поэтому теперь средняя величина вклада составляет около 30-50 тыс. рублей. А облигации продаются по лоту в 30 тыс. рублей. Если у вас есть сбережения в размере 30 тыс. рублей, вы будете это покупать? Очевидно, нет. Другая целевая аудитория – те, у кого больше денег. Но у них есть возможность приобретать все это через брокерские счета и покупать существующие ОФЗ, доходность которых такая же», –делится мнением Василий Солодков. «Мы рассчитываем, что данный инструмент будет интересен всем клиентам банка, заинтересованным в долгосрочном вложении рублевых сбережений. Вместе с тем мы понимаем, что доля клиентов, готовых «заморозить» вложения на три года, не превышает 6-8% общей базы владельцев депозитов. Рассчитываем, что по мере роста популярности долгосрочного финансового планирования число сограждан, интересующихся этим инструментом, будет расти», – говорит Сергей Лукьянов.

 

Не только имидж

 

Вряд ли банкиры смогут заметно нарастить клиентскую базу с помощью облигаций, но держателям этих ценных бумаг можно продавать дополнительные услуги, не связанные с инвестициями. «Привлекательность участия не ограничивается имиджевой составляющей. Помимо того что через размещение «народных ОФЗ» мы привлекаем новых клиентов, банк зарабатывает еще и на комиссии при продаже облигаций. Она выше, чем обыкновенная брокерская комиссия при сделках с рыночными ОФЗ», – рассказывает Сергей Лукьянов. По его словам, комиссия составит от 0,5 до 3% в зависимости от суммы. Для ВТБ24 идея Минфина не стала неожиданностью, поэтому банк успел подготовиться к размещению. Продажа проходит через офисы банка, где клиенту открывается брокерский счет. На него зачисляются денежные средства для покупки облигаций (не менее 30 тыс. рублей), и оставляется заявка на покупку, которая затем удовлетворяется. Приобретенные облигации учитываются в депозитарии ВТБ24. Купонный доход поступает на счет клиента. Когда клиент додерживает до погашения, то получает дополнительный доход.

 

Для банковского бизнеса интересен комиссионных доход, но в средне- и долгосрочной перспективе привлечение средств населения выгодней. «Если Центробанк договорится с Минфином, они будут бороться за снижение ставок по банковским депозитам и сохранение относительно высоких ставок по этим облигациям, – говорит Василий Солодков. – С точки зрения экономической эффективности это абсурд, потому что банк дает деньги в кредит и требует их обратно. У этих средств должна быть какая-то эффективность. Когда направляются деньги в бюджет, неизвестно, как они будут использоваться. Государство – самый неэффективный инвестор. Оно пытается из банков вытащить деньги в бюджет, а на какие проекты эти деньги идут, мы видим, и в итоге за невозврат отдуваются пенсионеры, чья накопительная пенсия замораживается уже третий год». В этом возникнут альтернативные издержки для национальной экономики – доходность инвестиций государства уступает вложениям бизнеса.

 

Попытка Минфина РФ переложить сбережения населения на свои счета, скорее всего, окажется неудачной. Реальные доходы населения падают, поэтому без системных изменений в экономической политике высока вероятность, что деньги, которые удавалось откладывать, скоро закончатся. Вероятно, рациональней тестировать не только разные способы финансирования государственного долга, но и сценарии структурных изменений.

Сергей Шестаков