Победители PolitPRpro прошлых лет – об опыте, кумирах и запретных политических темах

26.02.2018

16 февраля IX Всероссийский студенческий конкурс в области политических коммуникаций PolitPRpro завершил прием конкурсных работ от команд-участников. В этом году регистрацию прошли 80 команд из России и Белоруссии.

С заданием справились чуть больше половины – по итогам заочного этапа оргкомитет получил 43 решения. Присланные работы рассмотрит Экспертный совет, проверка продлится до 5 марта. В ходе оценки будут выбраны восемь команд-полуфиналистов, лучше других справившихся с заданием. Именно они примут участие в очном этапе, который пройдет в Санкт-Петербургском государственном университете 29 и 30 марта 2018 года.

Участниками конкурса стали студенческие команды из российских и иностранных вузов – заявки поступили от молодых людей из Санкт-Петербурга, Москвы, Архангельска, Казани, Новосибирска, Улан-Удэ, Владивостока, Минска и других крупных городов.

Пока команды ждут результатов заочного этапа, победители и участники прошлогодних конкурсов делятся своим опытом на PolitPRpro и взглядами на политику в целом.

Андрей Цепелев, победитель PolitPRpro-2010, менеджер проектов, PR-консультант в компании «Никколо М» с 2010 по 2015 год.

— Как Вы решили принять участие в конкурсе? Что стало отправной точкой?

— Это решение за меня принял мой друг и партнер Валера Соловьев. В последний день подачи заявки он после пар затащил меня к себе домой и заставил решать отборочные задания. За две минуты до полуночи мы все-таки отправили заявку

— С какими сложностями пришлось столкнуться? Вы были к ним готовы?

— Вопросы профессора Гавры (Дмитрий Петрович Гавра – профессор Санкт-Петербургского государственного университета, заведующий кафедрой связей с общественностью – прим.). Очень каверзные и очень точные.

— Изменил ли конкурс Ваше отношение к политике или политической коммуникации?

— Безусловно — после конкурса я точно решил для себя, что хочу переехать в столицу и заниматься политическими технологиями.

— Пригодился ли Вам в дальнейшей жизни опыт, полученный на конкурсе?

— Конечно. Особенно пригодился опыт быстрого ответа на очень точные и очень каверзные вопросы профессора Гавры.

— У Вас есть свои кумиры в сфере политики или политического PR?

— Владимир Путин, Игорь Минтусов и рэпер Гнойный.

— От какой из политических тем Вы уже устали?

— Внешняя политика.

— Считаете ли Вы, что в политике должны быть запретные темы? Какие? Почему?

— Считаю, что нужен запрет на запреты.

Михаил Комин, политолог, капитан команды Высшей школы экономики (Санкт-Петербург), занявшей второе место на конкурсе PolitPRpro-2015, призер конкурса в 2016 году.

— Как Вы решили принять участие в конкурсе? Что стало отправной точкой?

— На решение повлиял, прежде всего, бренд «Николло М».

— Что для Вас было самым интересным? Новым?

— Интересный формат разбитого на дни соревнования между командами из нескольких вузов/городов. Удачное сочетания довольно стандартных форматов – работа с кейсом и оригинальных – подготовка видео-визитки, игра от лица политических партий и т.д.

— С какими сложностями пришлось столкнуться? Вы были к ним готовы?

— Сложность всегда была только одна – мы были командой с минимумом эмоций, что в выступлениях, где они требовались, сказывалось негативно на нашем результате. Преодолеть здесь свои привычные паттерны поведения получалось далеко не всегда. Наверное, поэтому из трех раз участия мы ни разу не победили.

— Изменил ли конкурс Ваше отношение к политике или политической коммуникации?

— Изменил вряд ли. Но помог апробировать имеющиеся мысли и технологии, которые описывались в учебнике и на лекциях.

— У Вас есть свои кумиры в сфере политики или политического PR?

— Трудно сказать. По-настоящему хорошие специалисты по политическому PR – почти никогда точно не известны. Я могу назвать последние кампании, которые считаю крайне удачными. Кампания Эммануэля Макрона, который сумел за полтора года из молодого экономиста превратиться в главную надежду защиты от реакционных сил всей Пятой французской республики. Хорошей была кампания в Барселоне за референдум и после него, но, в отличие от первого примера, здесь вряд ли был какой-то единый организационный центр.

— От какой из политических тем Вы уже устали?

— Утомила тема брекзита и Заката Европы, консервативного, популистского, правого разворота в странах Запада, которого, как показал 2017 год, не существует.

В России утомила, конечно, повестка бесконечных поисков врагов страны – то Запад, то СМИ, то Навальный. Нагнетание негативной атмосферы, агрессивной риторики приводит к существенным сдвигам в социальной структуре, выливающимся в случаи, похожие на травлю Ильяса Никитина (Ильяс Никитин был ошибочно обвинен в теракте в петербургском метро, который произошел 3 апреля 2017 года – прим.).

— Считаете ли Вы, что в политике должны быть запретные темы? Какие? Почему?

— В политике не может быть запретных тем, потому что поле политического и существует для того, чтобы обсуждать границы возможного. Если что-то из «запретного», маргинального поступит в поле политической коммуникации, оно само из него исчезнет не найдя поддержки целевых групп или же напротив, встретив их сопротивление.

Никита Алесенко, победитель PolitPRpro-2017, капитан команды Санкт-Петербургского государственного университета.

— Как Вы решили принять участие в конкурсе? Что стало отправной точкой?

— Мы всей командой участвовали в предвыборной кампании 2016 года в Государственную Думу РФ. Всем нам очень понравилась работа в рамках данной кампании, и по окончании мы еще больше заинтересовались сферой политического консалтинга и политических технологий. Увидев уведомление о проведении конкурса, мы сразу решили проверить свои знания и умения, поучаствовав в нем.

— С какими сложностями пришлось столкнуться? Вы были к ним готовы?

— Главной сложностью для нас, пожалуй, была визитка (В рамках очного этапа конкурса PolitPRpro участники должны создать и представить оригинальные визитные карточки своих команд – прим.). Мы знали, каким требованиям она должна соответствовать, но не совсем понимали, как её будут оценивать члены жюри. Было много споров относительно концепции, какую стоит выбрать, и образа, как её лучше преподнести. Не могу сказать, что мы очень удачно с ней справились, но и не сильно провалились.

— Изменил ли конкурс Ваше отношение к политике или политической коммуникации?

— Учитывая то, что мы имели уже определенный опыт участия в избирательной компании, конкурс вряд ли мог сильно поменять наше отношение к политике. Однако мы вынесли для себя несколько важных моментов из этапов конкурса, а также смогли получить бесценные советы со стороны жюри.

— Пригодился ли Вам в дальнейшем по жизни опыт, полученный на конкурсе?

— Сейчас все мы заняты написанием наших диссертаций, а они в той или иной степени связаны с политикой. Поэтому вполне возможно, что опыт, полученный на конкурсе нам пригодится в их написании и в нашей дальнейшей жизни.

— У Вас есть свои кумиры в сфере политики или политического PR?

— Кумиры – слишком «громкое» слово, но я могу выделить следующих специалистов политического консалтинга, чья деятельность мне симпатизирует: А.И Серавин., В.А. Бианки, Е.Н. Минченко.

— Какая из тем современной политической повестки уже Вам приелась?

— Считаю, что не совсем правильно говорить «приелась» в политических рамках, так как, если в политическом дискурсе тема существуют достаточно долго, то это означает, что в ней появляются все новые составляющие и она не теряет своей актуальности. Одной из таких тем я мог бы назвать тему переворота на Украине, непринятие некоторыми региона новой власти.

— Считаете ли Вы, что в политике должны быть запретные темы? Какие? Почему?

— По моему мнению, понятия «политика» и «запретные темы» вместе не сочетаются в принципе, так как все, что связано с политической сферой, обречено стать публичным. Но при этом стоит помнить и понимать, что в рамках концепции групп интересов некоторые темы будут минимально освещаться ввиду того, что определенным политическим кругам это невыгодно и может привнести дополнительные издержки.

Теги: