Перестроить стратегии

    

Некомфортная регуляторная среда будет мешать инвестировать, в то же время слабый курс рубля простимулирует выход производственных компаний на внешние рынки

Промышленный сектор Северо-Запада продолжает перестраивать стратегии под слабый курс рубля. Благодаря росту стоимости доллара внешнеэкономическая деятельность стала перспективным направлением для развития компаний. Хотя деловая активность восстанавливается с 2017 года, не все начали зарабатывать на высокой цене основных валют. Подобные мнения прозвучали в ходе круглого стола, организованного журналом «Эксперт С-З» при поддержке Банка «Санкт-Петербург». «Экспортный потенциал России недооценен, слабый курс рубля позволяет быть конкурентоспособным в Европе. Многие у нас считают, что отечественные компании не могут делать хороший продукт. Но это не так! Бывают случаи, когда западные компании покупают российские строительные материалы. Например, не так давно российские железобетонные изделия приобретались Швецией», – рассказывает руководитель направления «Подрядное строительство» компании «ЮИТ СанктПетербург» Тапио Сярккя. Такое отношение к продукции, произведенной в России, – следствие прошлого опыта. До 2015 года высокое качество было залогом побед в конкурентной борьбе между российским и европейским бизнесом. Тогда цена была на вторых ролях – все равно товары стоили приблизительно одинаково. Теперь можно продавать на зарубежных рынках российскую продукцию значительно дешевле. Несмотря на очевидную выгоду, не все торопятся зарабатывать на этом, хотя видно, что внешнеэкономическая активность продолжает восстанавливаться после рецессии. Неизрасходованный потенциал роста настолько велик, что даже в соседней стране с сопоставимым уровнем развития за рубеж продается больше. «Российский объем экспорта на душу населения примерно в два раза меньше, чем в Белоруссии. Видимо, на низкой базе будут заметны успехи в экспорте», – соглашается заместитель генерального директора компании «Ракурс» Владимир Лелин.

Предпринимателям нужно время, чтобы перестроить стратегии и бизнеспроцессы под экспортную ориентацию бизнеса. Статистика говорит, что в этом направлении ведется активная работа. «Общественные организации, бизнесассоциации – своеобразная лакмусовая бумажка для оценки положения дел в экономике, – замечает вице-президент ТПП Санкт-Петербурга Екатерина Лебедева. – Например, мы выдаем сертификаты на подтверждение страны происхождения товара. Если к нам не приходят компании за этой услугой, мы можем утверждать, что в экономике дела обстоят плохо. В настоящий момент компании приходят по различным вопросам, в том числе по поиску зарубежных, региональных партнеров. Они активно пользуются программами поддержки и обсуждают важные, актуальные, острые, вопросы». «Даже по мнению западных экспертов, при сохранении темпа прироста товарооборота, через год-полтора мы можем выйти на докризисный уровень импорта и экспорта. Экспорт в стоимостном выражении вырос на 14%, а в натуральном – на 3,8%. Сейчас время делать экспорт. Важно понимать, что экспортный потенциал связан и с уровнем импорта. В то же время есть изменения, которые могут мешать росту. Российское законодательство приведено в соответствие с нормами Евразийского экономического союза. При этом много норм отнесено в ведение государств стран-участниц и в случае с Россией часто не в нашу пользу с точки зрения снятия административных барьеров и способствованию бизнес-процессам, что снижает нашу конкурентоспособность и инвестпривлекательность. Мы со стороны профессионального бизнеса будем плотно работать над совершенствованием нормативной базы», – добавляет директор Гильдии ВЭД «Гермес» Роман Козлов. Российские власти поняли, что экспорт надо поддерживать, несмотря на любые соглашения. Такие документы могут стимулировать торговлю, при этом важно, чтобы отечественные производства сохранились, но и договоренности выполнялись. Умение балансировать между протекционизмом и свободной торговлей пришло не сразу. «Когда поддержкой экспорта занимались разные ведомства, было много несогласованных между собой документов, программ и мероприятий. Сейчас поддержка экспорта перешла к одному ведомству, Министерству промышленности и торговли, поэтому мы ожидаем унификации подходов и правил для экспортеров», – рассуждает Владимир Лелин. Слабый рубль не гарантирует успех российской продукции на внешних рынках. Важно обеспечить оптимальное сочетание между ценой и качеством, что предполагает высокий уровень менеджмента. Кроме того, зарабатывать на внутреннем рынке стало трудно – спрос растет вяло. Поэтому единственный способ оставаться в зоне прибыли – постоянно повышать эффективность, в том числе за счет улучшения менеджмента.

Упорядочить процессы

Несмотря на очевидную пользу инвестиций в повышение качества управления, большинство игроков предпочитают традиционные формы менеджмента. «Не все компании привыкли следить за своими бизнес-процессами. Огромные суммы денег теряются в процессе движения управленческого решения сверху вниз. Это одна из важнейших проблем для российской промышленности», – замечает исполнительный директор Пушкинского машиностроительного завода Константин Щапов. Одно из традиционных решений этой проблемы – внедрение современной ERPсистемы. Крупный бизнес активно инвестировал в этот нематериальный актив в середине 2000-х, а средние игроки до сих пор обходятся без нее. «Бизнес не хочет покупать предлагаемые решения, поскольку не готов тратить средства на ИТ-специалистов. В результате профессионалы уезжают за рубеж – уровень подготовки и опыта позволяет им успешно работать в других странах. Это порождает огромную нехватку квалифицированных работников в ИТ-сфере в родном Отечестве. Без них сложно автоматизировать внутренние процессы. Не только в машиностроении, но и на промышленных производствах в целом много усилий тратится на выстраивание системы. Хотя планирование ресурсов предприятия способно не только оптимизировать производство, но и дает существенную экономию. Благодаря таким изменениям можно сделать систему электронной отчетности о работе производства – уйти от устаревших служебных записок и подобных документов на бумаге», – уточняет Константин Щапов. К слову, Пушкинский машиностроительный завод, который в декабре этого года отмечает 100-летие, многие десятилетия являлся монопроизводителем для одного заказчика. Одна из ключевых бизнес-задач ближайшего периода – изменить этот подход, что даст новый импульс к развитию одного из старейших предприятий Санкт-Петербурга. Многие наслышаны о пользе цифровых решений, чиновники даже приняли меры по развитию цифровой экономики. «Очень много говорится про развитие современных цифровых технологий. Но действия государства в этой сфере пока выглядят несогласованными и несколько хаотичными», – считает Владимир Лелин.

Но не только господдержка может помочь бизнесу активней применять цифровые технологии, компании должны сами обучать сотрудников, объяснять пользу новых инструментов управления. Это предполагает умение работать в команде, общаться со специалистами разного профиля – иными словами, развитие «мягких навыков» (soft skills). «Конкуренция в каждом секторе бизнеса увеличивается, а в любом бизнесе есть свои слабые моменты. И в нынешней ситуации над ними надо постоянно работать. Если же говорить о ценовом сегменте, видно, что идет ориентация на масс-маркет и уход в дешевые сегменты. Чтобы оставаться на рынке, необходимо тщательно изучать свой сегмент и в свою очередь повышать качество управления», – полагает учредитель ГК «Континент» Василий Кравцов. Без качественной рабочей силы будет сложно адаптировать бизнес под изменения структуры спроса и новые условия инвестиционной деятельности. «Уровень безработицы в Санкт-Петербурге меньше 1,5%. Развитие наукоемких компаний с высоким уровнем автоматизации усиливает конкуренцию за квалифицированных работников, которых всегда мало на рынке труда. Поэтому возникает вопрос: где мы возьмем кадры для производства? Мы решили готовить их самостоятельно. Для этого у нас есть свой университет, где мы развиваем у менеджеров и линейных специалистов «фундаментальные навыки»: 5S, способность выявлять проблемы и решать их эффективно, элементы бережливого производства. Кроме того, на производстве работает институт наставничества, который помогает, как адаптировать новых сотрудников, так и развивать технические навыки уже у опытного персонала», – говорит главный инженер кондитерского объединения «Любимый Край» Валерий Гусев. Компании часто говорят о необходимости улучшать менеджмент в кризис. В спокойное время проще зарабатывать, растущий рынок часто прощает управленческие ошибки. Пока рецессия не закончилась, про инвестиции предпочитают говорить реже.

Успеть в срок

Вероятно, негативные последствия 2015-2016 годов продолжают работать. Компании осторожны в своих инвестиционных решениях, но все же оптимистичны.

«Возможно, в отдельных случаях экономика еще может ощущать влияние минувшего кризиса, но по сравнению с 2015 годом лизинговая отрасль чувствует себя гораздо лучше, объемы рынка бьют рекорды уже третий год подряд. Топ-менеджмент нашей компании уверен в том, что для стабильной работы важно сохранять диверсификацию лизингового портфеля, как по объемам финансирования, так и по сегментам имущества, которое мы реализуем. Поэтому «Балтийский лизинг» продолжает оставаться универсальной компанией. Мы тщательно мониторим рынок, чтобы понимать, на какие направления сейчас выгодно делать ставку. Если видим оживление спроса в определенных промышленных отраслях, то стараемся оперативно реагировать на него, формируя специальные сезонные предложения совместно с поставщиками. Кроме того, мы участвуем в профильных программах господдержки, например, в Петербурге это «Лизинговые проекты» Фонда развития промышленности (ФРП)», – рассказывает ведущий специалист по работе с клиентами отдела лизинга оборудования и спецтехники «Балтийский лизинг» Дмитрий Корнилов.

Есть и другие перспективные проекты, получившие поддержку властей и способствующие дальнейшему экономическому развитию региона. «Наша компания продолжает трансформацию своего бизнеса в направлении продуктов с пониженным риском. Мы видим большой потенциал в инновационных продуктах и разделяем глубокую убежденность в том, что однаж ды они заменят собой традиционные сигареты. Один из таких продуктов – система нагревания табака IQOS, которая уже доступна в ключевых городах более 40 стран мира, включая Российскую Федерацию. Важным шагом на пути продвижения нашего инновационного продукта в России стала локализация его производства на фабрике «Филип Моррис Ижора» в Ленинградской области, где параллельно с традиционными сигаретами в 2018 году мы начали выпускать стики для системы нагревания табака IQOS. Инвестиции в модернизацию производства превысили сумму Соглашения, подписанного на ПМЭФ в 2017 году между руководством ФМИ и правительством Ленинградской области, и к концу 2018 года составили 7,6 млрд рублей. Данные инвестиции направлены на переоснащение фабрики новым производственным, лабораторным и инженерным оборудованием. В ближайшие два года мы планируем вложить дополнительные инвестиции в размере порядка 6 млрд рублей в расширение производственного оборудования, что позволит не только полностью удовлетворить потребности российского рынка, но и экспортировать инновационную продукцию с пониженным риском из России в другие страны», – делится планами управляющий по корпоративным вопросам региона АО «Филип Моррис Ижора» Елена Киянова.

Росту инвестиций препятствует некомфортная институциональная среда и обилие «узких горлышек» в экономике. «Пока рано утверждать, что мы вышли из кризиса. Одни отрасли чувствуют себя очень хорошо, другие в ужасном положении. Все стали ощущать давление регуляторов. Увеличилось число споров с налоговыми органами, между акционерами. С одной стороны, хорошо, что бизнес отстаивает свою позицию. С другой – вряд ли это однозначно позитивный сигнал», – делает вывод директор Института проблем предпринимательства Владимир Романовский. «Конструктивное развитие отечественного станкостроения может происходить только через системную организацию процессов отраслевого развития и высочайший профессионализм (основанный на многолетнем положительном опыте в предметной области) тех, кто руководит и принимает решения. Таков опыт мирового станкостроения. Во всех передовых, наиболее развитых странах мира инновационное развитие собственной станкоинструментальной промышленности – один из национальных приоритетов», – считает генеральный директор НП «Кластер станкоинструментальной промышленности Санкт-Петербурга» Юлия Адашкевич. Государственная поддержка отраслевых проектов и отдельных предприятий станкостроения, по ее мнению, ведется бессистемно и, как правило, без должного обоснования ожидаемых результатов. В результате миллиарды рублей из средств госбюджета, выделенные с 2011-го по 2017 годы на поддержку отрасли, не дали заметных результатов: доля импортных технологий в структуре технологического обеспечения российской промышленности увеличилась, а положение на рынке предприятий, выпускающих реально отечественную продукцию (авторского станкостроения), существенно осложнилось. При этом ряд предприятий отрасли, продукция которых имела мировое признание, оказались в ситуации банкротства или вообще прекратили существование. «Ставка на вновь образованные предприятия, не имеющие многолетнего опыта самостоятельного производства полного цикла в сфере станкостроения (осуществляющие сегодня сборку станков иностранных производителей, а нередко просто имитируя ее), является бесперспективной с позиции создания в обозримом будущем отечественных технологий нового поколения. Продукция таких предприятий, разумеется, может вполне эффективно позиционироваться на рынке и решать ряд определенных технологических задач многих промышленных предприятий. Но деятельность таких предприятий не должна подменять понятия «отечественное инновационное станкостроение» и создание нового поколения технологий обработки материалов», – уверена Юлия Адашкевич.

Не только законы мешают закупать отечественные станки и оборудование – машиностроители оказались не готовы к резкому росту спроса на свою продукцию. «Мы обращаемся к отечественным производителям, но выясняется: они еще не разработали нужную продукцию, которая может заменить импортные аналоги. Предлагают сначала заплатить, потом уже разработать. Мы считаем и понимаем, что нет смысла платить в три раза больше отечественному предприятию по производству винто-рулевых колонок для судов и ждать изделие 36 месяцев, когда можно купить в Финляндии то же самое в 1,5 раза дешевле», – замечает генеральный директор судостроительного завода «Алмаз» Ильяз Мухутдинов. При этом «Алмаз» все же заказывает отечественную продукцию в рамках программы импортозамещения. «У наших компаний сорвать сроковую дисциплину на дватри месяца – обычное явление. При этом непонятно ценообразование. Мы вынуждены покупать в Чехии станок резки металла – у нас нет дешевле и лучше. Многие верфи, которые пошли закупать еще не разработанные комплектующие, оказались в неприятной ситуации. Им пришлось сдвинуть сроки изготовления судов и получить штрафные санкции», – уточняет Ильяз Мухутдинов. Развитию отраслей может помочь интеграция с научными организациями. Именно они могут разработать новые изделия, которые примут на российском и внешних рынках. «Там, где частный бизнес проводит у себя внутри научные исследования, открывает базовые кафедры вузов и на этой основе создает новый кадровый резерв и разрабатывает новую продукцию, – там начинают появляться возможности для экспорта продукции. Наглядный пример этого – такие высокотехнологичные предприятия, как, например, «Диаконт» и «Экоген», которые поставляют свою продукцию в десятки стран мира. Для развития своих производств эти предприятия воспользовались льготными займами Фонда развития промышленности Санкт-Петербурга», – резюмирует директор ФРП Санкт-Петербурга Евгений Шапиро.

Евгений Заздравных