Молодой дух старого театра

04 сентября 2016 в 10:40

Александринский театр, за которым закрепилось реноме старейшего государственного театра страны, отметит свой 260-летний юбилей новыми постановками, а также развитием культурных проектов на Новой сцене

 

Конец августа 2016 года – это знаменательная дата для театра, который много лет известен как Александринский (переименование в советский период уже не в счет). Юбилей храма Мельпомены – это настолько важное событие, особенно в наше беспокойное время, что вовсе не чрезмерными кажутся попытки подать это как национальный праздник. «Театр должен быть живым. Театральный музей – это как раз между нашим старым зданием и новым, но мы – живой организм», – подчеркивает художественный руководитель Александринки, знаменитый режиссер Валерий Фокин.

 

Первый государственный

 

Считается, что Александринке 260 лет – об этом написано везде, и только ленивый это еще не повторил три раза. Но если как следует покопаться в документах, то выяснится: 260 лет не Александринскому театру, а указу императрицы Елизаветы Петровны, которая 30 августа 1756 года повелела учредить «русский для представления трагедий и комедий театр», то есть государственный. Все ранее существовавшие театры были частными, многие представляли собой кочующие зарубежные труппы. Елизаветинским указом на жалованье труппе выделялось 5 тыс. рублей, из них директору платили тысячу.

 

Крайне любопытен документ от 13 октября 1766 года «О штате для содержания театральных трупп» (заметим, речь идет не об одной-единственной труппе, здесь учитываются и опера, и балет, при этом до основания императорского театра, который позже стал Мариинским, еще почти 20 лет! Этот именной указ, адресованный Придворной конторе, содержит подробную роспись всех должностей и амплуа, которые должны иметься в государственном театре и получать государственное жалованье. Среди прочих, в штате должны были иметься: стихотворец с жалованьем 600 рублей в год, капельмейстер (3 тыс. рублей), тенор и примадонна (по 2 тыс.), 16 скрипачей (от 400 до 700 рублей), литаврщик (260 рублей), серьезная танцовщица (2 тыс.), первый трагический и комический любовники (по 800 рублей), аналогичные любовницы (по 700 рублей), крестьянин (1 тыс.), старуха (400 рублей), два капельдинера (жалованье – 60 рублей, на ливрею им – 20 рублей), живописец, он же архитектор (1 тыс. рублей). Одно из примечаний: «Танцовщикам и танцовщицам, кои десять лет здесь пробудут, следовательно, и лета, и силы свои потеряют, давать пенсион: танцовщику от 150 и до 200 рублей, последнее, если он здесь навсегда останется; танцовщице от 200 до 250 рублей». Для сравнения: молодая лошадь на ярмарке стоила 2 рубля.

 

И совершенно как-то забыт многими современными театралами знаменитый Федор Волков, без которого российский театр был бы другим. Сын купца, унаследовавший богатое дело в Ярославле, получивший довольно порядочное частное образование (например, он учился у пастора герцога Бирона, сосланного в Ярославль), оказался прирожденным актером и организатором. Именно в Ярославле была создана первая труппа, и в 1750 году она дала свой первый спектакль. Театр существовал сначала на деньги Волкова, потом уже стал получать свой доход. Его слава быстро докатилась до столицы, и в начале 1752 года императрица Елизавета Петровна послала за ярославцами как за профессиональной труппой – она уже тогда загорелась идеей создать русский театр. Молодые актеры – а тогда их было всего 14 – на почтовых лошадях отправились в столицу, причем одеты они были в новую теплую одежду, пожалованную государыней, чтобы не замерзли в пути. В Царском Селе перед Елизаветой и был разыгран первый спектакль – показали трагедию Сумарокова «Хорев». По воспоминаниям современников, императрица лично присутствовала при кройке и шитье театральных костюмов, а иных и наряжала сама. После серии спектаклей Волков и его труппа были оставлены при дворе и отданы в первую роту кадетского корпуса для обучения наукам, иностранным языкам и декламации. Ярославцы содержались за казенный счет, получали жалованье – по 50 рублей в год, а Волкову было назначено 100 рублей.

 

 

Впрочем, величия Александринки все эти исторические подробности умалить никак не могут. И уж если к ней «прилипла» слава старейшего российского государственного театра, так тут ничего не поделаешь, придется смириться. Об этом с легкой завистью и нескрываемым почтением сказал давний друг и партнер Александринки, художественный руководитель Национального театра из Будапешта Аттила Виднянский: «Нашему театру всего 179 лет, и когда нам будет 260, то вам стук- нет уже 341 год!»

 

Новая сцена старого театра

 

Строительство нового здания для театра – это особая страница истории Александринки. Кстати, завершена стройка была в 1832 году – 31 августа, то есть еще одна знаменательная августовская дата.

 

Здание, возведенное по проекту Карла Росси, признано шедевром мировой театральной архитектуры и попало в охранный список ЮНЕСКО. Тогда же театр получил свое нынешнее имя – в честь императрицы Александры Федоровны, супруги Николая Первого.

 

Юбилейный сезон для Александринки

Для публики 261-й театральный сезон откроется 10 сентября премьерой спектакля «Преступление и наказание» в постановке художественного руководителя Венгерского Национального театра Аттилы Виднянского.

Помимо постановки по Достоевскому, на основной сцене посетители театра увидят также премьерные показы спектаклей «Мамаша Кураж» по пьесе Б. Брехта (режиссер Теодорос Терзопулос) и «Шесть персонажей в поисках автора» по пьесе Л. Пиранделло (режиссер Лука де Фуско).

Новая сцена в этом сезоне будет открыта для молодых представителей различных театральных школ. В афише появятся спектакли Владимира Панкова, Ивана Поповски, Жана Беллорини, новые работы Михаила Патласова и Максима Диденко. Будут реализованы и нетеатральные направления деятельности Новой сцены: циклы культурных программ, проекты в области кино и медиаискусств, в том числе в партнерстве с Гёте-Институтом, Французским институтом и Польским институтом. Продолжит свою работу Новая сцена театра и в качестве музыкальной площадки. В течение сезона на ней пройдут регулярные концерты современной академической музыки, выступления самых интересных клубных групп, джазовые вечера.

Главным режиссером Александринки в преддверии старта юбилейного сезона был назначен Николай Рощин, до этого руководивший московским театром «А.Р.Т.О.»

 

Именно тогдашний монарх учредил Министерство императорского двора, которое вело в столице активную деятельность в области архитектуры и градостроительства. Как пишет историк Андрей Ефимов, одним из первых проектов нового ведомства стало формирование ансамбля современной площади Островского и улицы Зодчего Росси. Подготовка к масштабной перепланировке и строительству началась осенью 1827 года – требовалось выяснить, какие конкретно участки и строения необходимо приобрести в казну, чтобы ими затем распоряжаться. Сюда вошли и садовые земли, и оранжереи Глазной лечебницы, и каменные дома в несколько этажей, и надворные постройки. Ими владели купцы, надворные советники и даже генерал-майор. При этом в цене сошлись далеко не сразу: хозяева участков просили в среднем 229 рублей 26 копеек за квадратную сажень, тогда как оценщики полагали справедливой цену 157 рублей 25 копеек. Единственным, кто трезво оценил свой участок, был генерал-майор Балабин.

 

При этом на месте здания театра был сквер, принадлежавший казне, и с 1801 года там стоял деревянный театральный павильон. Росси работал над проектом здания с 1816 по 1828 год, непрерывно его совершенствуя. В частности, совместно с инженером Мэтью Кларком зодчий разработал оригинальную конструкцию кровли здания – она держится на металлических арочных фермах, разных по величине и форме (среди них есть арочные, дугообразные, треугольные). Архитектурное сообщество Петербурга сдержанно встретило этот новаторский прием, но время показало, что Росси был прав. Строительство продолжалось четыре года. Здание было богато украшено скульптурой и лепниной, созданием этого декора руководил Василий Демут-Малиновский. По мнению современников, зрительный зал мог вместить не менее 1,7 тыс. человек, и это был настоящий современный театр, достойный столицы европейского государства.

 

 

И совсем уже недавно – 15 мая 2013 года – театр получил новую сцену. Она находится совсем рядом, через площадь, вход между Управлением РАО РЖД и Музеем театрального и музыкального искусства, либо с набережной Фонтанки. Когда-то там стоял двухэтажный склад декораций Александринского театра, разобранный в начале мая 2010 года. В принципе, урон значимая застройка не понесла, а Александринка получила новое здание. Там находится целый театрально-концертный комплекс с большим репетиционным залом, учебным центром с учебной сценой и медиацентром. Но, по словам Валерия Фокина, это в первую очередь культурный центр, а потом уже просто театр. «Новую сцену будем использовать прежде всего как центр искусств, такой синтетический центр, и вовсе не только театральный, это ни в коем случае не просто вторая сцена, находящаяся в подчинении у первой», – говорит худрук театра.

 

Воспоминания будущего

 

Среди самых интересных постановок есть одна, которая изначально была показана публике всего два раза – и в прошлом году спектакль был возобновлен. Речь идет о драме Лермонтова «Маскарад». Столь короткий срок ее сценической жизни вызван вовсе не недостатками постановки – ее создал сам Всеволод Мейерхольд, а форс-мажорными обстоятельствами: премьера состоялась в 20-х числах февраля 1917 года, а в Петрограде в это время уже стреляли на улицах. Обновленная постановка под названием «Маскарад. Воспоминания будущего» (ее осуществил сам художественный руководитель Александринки Валерий Фокин) – это сценическая композиция, аккумулирующая опыт спектакля Мейерхольда. Она включает в себя и воссоздание уникальной коллекции театральных костюмов, и бутафории первоначального спектакля работы легендарного художника и сценографа Александра Головина. Были даже буквально – до интонаций реплик! – воссозданы несколько мейерхольдовских сцен – по ремаркам и рукописным заметкам на режиссерских экземплярах пьесы.

 

Другой знаменитый спектакль, который тоже будет обновлен, напротив, имел довольно долгую и успешную сценическую жизнь. Это «Оптимистическая трагедия» Всеволода Вишневского, которую в 1955 году поставил Георгий Товстоногов, – собственно, с этого момента он и стал знаменитым режиссером. Пьеса, написанная еще в 1932 году и с успехом шедшая в других театрах, была прочтена по-новому, так, что на нее валом валили и простые горожане, и партийные боссы. Именно после этого спектакля Товстоногов был приглашен возглавить Большой драматический театр (БДТ), который теперь носит его имя.

 

Не менее легендарен и «Ревизор», которого ставили на сцене Александринки десять (!) раз. Во время самой ранней премьеры, весной 1836 года, в зале присутствовали автор пьесы Николай Гоголь и император Николай Первый. И если писатель, активно принимавший участие в создании спектакля, был очень разочарован увиденным на сцене, то монарх, напротив, веселился от души и даже, по воспоминаниям очевидцев, воскликнул: «Ну и пьеса! Всем досталось, а мне более всех!» Стоит заметить, что нрав у Николая Первого был вовсе не столь суров, как его описывают советские учебники истории, называя императора жестоко Палкиным (есть многочисленные примеры и из других, нетеатральных кругов о царском здравомыслии и чувстве юмора). Нынешний «Ревизор» поставлен тоже Валерием Фокиным – и уже в третий раз. Эта постановка включает в себя отсылы к исторической премьере, а также реминисценции из спектакля Мейерхольда, поставленного в 1926 году. Ну а нестареющие архетипы российского абсурда делают пьесу совершенно современной.

Татьяна Хмельник