Из искры возгорится пламя креатива

20 ноября 2016 в 11:32

Креативная индустрия Санкт-Петербурга вступает в период становления как самостоятельная отрасль городской экономики. Ее рассматривают не только как творческую сферу, но и как сегмент, способный создавать значительную долю внутреннего регионального продукта

 

О потенциале Санкт-Петербурга как «креативной столицы» говорит тот факт, что согласно недавнему совместному исследованию, проведенному в 2016 году компанией PricewaterhouseCoopers и фондом Calvert 22, город занимает второе место по индексу креативного капитала с интегральным значением 67.89. На первом месте стоит Москва (75,45), а на третьем – Казань (64,67). Такие данные были представлены на общероссийском форуме «Стратегическое планирование в регионах и городах России» осенью этого года. По экспертным оценкам, сейчас в Санкт-Петербурге насчитывается порядка 50 объектов (более 100 тыс. кв. м), где уже в той или иной форме располагаются креативные пространства. За последние пять лет их количество увеличилось более чем в семь раз. Творческая индустрия активно развивается и в мировых масштабах. По данным Creative Economy Report (исследования, посвященного творческой индустрии), будущее мировой экономики будет предопределяться креативными и инновационными проектами. Эта отрасль показала значительный рост валовой добавочной стоимости и по этому показателю занимает второе место после операций с недвижимостью.

 

Культурно-деловой подход

 

Уловив данную тенденцию, крупные петербургские предприниматели начинают обращать свое внимание на креативную индустрию и видят в этой сфере возможности приложения своего капитала. Одним из наглядных примеров можно считать озвученные на днях планы Захара Смушкина об открытии частного музея современного искусства. Захар Смушкин (114 место в рейтинге Forbes за 2016 год) известен в деловых кругах как совладелец группы «Илим», а также девелопер проекта города-спутника «Южный».

 

«Я считаю, городу не хватает частного музея современного искусства. Если он не появится в центре города, то мы точно откроем его в нашем городе-спутнике «Южный», – подчеркнул Захар Смушкин. Миллиардер отметил, что уже общался с губернатором Санкт- Петербурга Георгием Полтавченко на предмет создания культурной площадки в одном из исторических зданий в центре города. В качестве одного из возможных вариантов для размещения музея может рассматриваться здание Конюшенного ведомства, которое партнеры Захара Смушкина, братья Зингаревичи, пытались трансформировать под апарт-отель, но из-за сопротивления градостроительной общественности Смольный все же расторг с ними инвестконтракт.

 

Также показателен пример создания частного проекта «Музей Фаберже», который открылся еще в ноябре 2013 года в Шуваловском дворце и попал в десятку лучших музеев мира по версии туристического сервиса TripAdvisor. Музей принадлежит президенту фонда «Сколково», российскому предпринимателю Виктору Вексельбергу (седьмое место в рейтинге Forbes за 2016 год).

 

журнал Эксперт Северо-Запад

 

Музеи и арт-площадки достаточно часто занимают исторические объекты. Например, один из первых в городе центров креативной активности лофтпроект «Этажи» занимает площадь бывшего хлебозавода, креативное пространство «Ткачи» располагается в реконструированном здании бывшей прядильно-ткацкой фабрики. А недавно открывшееся творческое пространство «Пальма» располагается в здании 19 века, специально построенном для Общества немецких ремесленников. Этот особняк уже успел оказаться в центре конфликта между собственниками и арендаторами, которые запускали в нем креативное пространство «Четверть». Сейчас же, уже под названием «Пальма», развитием площадки занимается Дмитрий Гуревич, сын Евгения Гуревича, совладельца холдинга «Адамант».

 

«Управляющая компания недвижимостью предложила мне заняться реконструкцией особняка в центре города, – поясняет генеральный директор творческого пространства «Пальма» Дмитрий Гуревич. – Было жалко делать из него бизнес-центр, стандартные офисные площади сейчас никому не нужны, поэтому родилась идея концепции творческого пространства. При его создании я перенимал опыт других создателей арт-площадок».

 

Примечательно, что и другим совладельцам холдинга «Адамант» не чужд креативный сектор экономики. Так, Евгений Гуревич совместно с вице-президентом ХК «Адамант» Михаилом Баженовым развивает проекты Aurora Fashion Week с 2010 года и городской фестиваль «О, да! Еда!».

 

Гений места

 

Инициаторы креативных проектов используют в качестве арт-площадок не только дворцы, особняки и заводы, но даже тюрьмы. И тому есть масса зарубежных примеров – в соседней Финляндии в Хельсинки краснокирпичная тюрьма в портовом районе Катаянокка отдана частным инвесторам в 2007 году и сейчас используется как отель. В западном мире есть и другие примеры употребления старых тюрем в мирных целях – где-то клуб с танцами, где-то кинотеатр, где-то музей. Когда стало известно, что знаменитый следственный изолятор «Кресты» переезжает в новый комплекс «Кресты-2» в Колпино, возник вопрос об использовании старого здания, которое является памятником архитектуры. Тогда, в 2014 году, глава Комитета по инвестициям СПб Ирина Бабюк выступила с инициативой использовать освободившуюся тюрьму для размещения первого в Санкт-Петербурге «креативного квартала». Однако перспективы такой инициативы пока туманны, поскольку создавать очаг креатива за бюджетные средства нецелесообразно, а найти крупного частного инвестора на подобный проект в нынешнее кризисное время весьма проблематично.

 

Пожалуй, пока единственным примером подобного привлечения инвестора можно считать реконструкцию «Новой Голландии». В проект инвестировала компания Millhouse, принадлежащая Роману Абрамовичу. В этом году остров уже открыли после двухлетнего этапа реновации острова, и, кстати, этой зимой на нем впервые зальют открытый каток, который займет площадь более 2 тыс. кв. м.

 

Индекс креативного капитала. Журнал Эксперт Северо-Запад

 

По мнению специалистов, опрошенных «Экспертом Северо-Запад», ближайшие 20 лет большинство крупных городов будут развиваться благодаря креативному классу. Так думает и руководитель Центра прикладной урбанистики Свят Мурунов. Однако он считает, что пока в креативной сфере в России 70% компаний работает в тени.

 

«Я бы выделил следующие типы креативных пространств – это или маленькие предпринимательские инициативы, которые посчитать невозможно, там обычно идет работа на проедание своего капитала и бюджета. Или это большие, масштабные стартапы, например, такого уровня, как наш московский ArtPlay», – рассказывает руководитель проекта Artplay СПб Руслан Чернобаев.

 

Комитет по инвестициям Санкт-Петербурга, курирующий тему креативных пространств, пока в большей степени ориентируется на поддержку масштабных проектов, реализуемых крупными инвесторами. Ярким примером является вышеупомянутая «Новая Голландия».

 

Относительно небольшие творческие проекты пока сейчас живут своей жизнью. Однако для того чтобы отдельные разрозненные проекты объединились в общую систему и сформировали отрасль, необходима координация и поддержка государства и городских властей. Движение в эту сторону уже наблюдается. На данный момент правительство города ищет пути решения этой проблемы, а точнее, планирует создать некий нормативный акт, который бы определял принципы взаимодействия между креативными кластерами и властями города. В частности, предполагается, что в рамках этого акта будет создана база по недвижимости, которая может предоставляться инвесторам и инициаторам творческих проектов. Важное условие, при котором город отдает бизнесменам дома с арендной ставкой, близкой к нулевой, – использование 80% площадей под объекты культуры, оставшиеся 20% – под торговые, коммерческие.

 

«Речь идет о двух типах объектов. Первый – это аварийные здания, расселенные объекты, которых в городе много. Мы предлагаем инвестору такие здания с нулевой стоимостью, при этом его задача реконструировать этот объект. Это тяжелый, капиталозатратный объект, не каждая девелоперская компания готова взять на себя эту ответственность. Второй механизм более простой. Он связан с предоставлением объектов нежилого фонда. К сожалению, свободных объектов в хорошем состоянии не так много», – рассказал заместитель председателя Комитета по инвестициям СПб Дмитрий Синкин.

 

 

На данный момент, в связи с кризисом, в экономике отсутствует высокий спрос на трансформацию исторических объектов под офисные центры, апартаменты или отели, потому они становятся центрами притяжения людей творчества и искусства. Как пример, креативное пространство «Голицын Лофт», открывшееся летом этого года на набережной реки Фонтанки, в доме 20. Дом Голицына – старинный особняк XVIII века напротив Инженерного замка, в котором жили братья Тургеневы, дружившие с Александром Пушкиным.  Собственником этого дома называют структуры холдинговой компании «Форум», один из совладельцев которой – бизнесмен Дмитрий Михальченко (был арестован весной этого года по обвинению в контрабанде и сейчас находится в тюрьме следственного изолятора «Лефортово» в Москве). «Голицын Лофт» еще раз подтверждает, что крупные бизнесмены готовы отдавать свои объекты под креативные пространства.

 

По словам самих владельцев арт-площадок, участие государства имеет и обратную сторону. Чаще всего ремонт предлагаемых зданий обойдется дороже самого здания. А условие отдавать под торговлю всего 20% площади чревато неокупаемостью проекта. Большинство уже крупных успешных креативных пространств существует по модели бизнес-центров. Однако, по мнению экспертов, чтобы креативные пространства приносили прибыль, они должны отвечать запросам города, привлекать туристов.

 

Серый пояс по креативу

 

Особый потенциал для развития креативной индустрии имеют бывшие промзоны Санкт-Петербурга, так называемый серый пояс. По мнению самих инвесторов, чтобы создавать прибыльные арт-проекты, необходимо учитывать потребности города. Примером востребованности творческих площадок может служить недавно открывшееся культурно-образовательное пространство «Охта Lab», расположенное в торговом центре «Охта Молл». Это одна из немногих творческих площадок в этом спальном районе. По словам директора «Охта Lab» Киры Таймановой, когда они создавали проект, стремились сделать оригинальный дизайн не только торгового центра, но облагородить «унылый район вокруг». Так, ТРЦ «Охта Молл» совместно с Музеем уличного искусства реализовал проект «Шаги». Это настенная роспись площадью 336 кв. м, автором которой стал художник Сергей Овсейкин из московской арт-группы Zukclub.

 

Проектом, направленным на благоустройство серого пояса, является «Взморье», который откроется весной 2017 года. Его творческим директором стал Алексей Онацко. Это будет новая городская пешеходная набережная на Шкиперском канале, на Васильевском острове.

 

«Это место на территории корпусов бывшего завода «Прибой», в прибрежном районе Васильевского острова «Гавань». Долгое время объект не был доступен для широкой аудитории, но, тем не менее здесь расположены памятники архитектуры и инженерного искусства федерального значения. В то же время в этой «спальной» части Васильевского острова наблюдается дефицит общественных пространств и парковых зон. Как говорят сами василеостровцы, хорошо погулять можно только по Смоленскому кладбищу. Потому концепция проекта – место, где можно отдохнуть семьей, выйти погулять у воды, взять лодку напрокат», – делится Алексей Онацко.

 

При этом творческие кластеры формируются не только в центральной части города. Например, в Курортном районе Санкт-Петербурга создается туристско-рекреационный кластер, центром притяжения которого стал музей-дача «Пенаты» живописца Ильи Репина. А руководитель Pro 42 Евгений Потапенко основал резиденцию искусств и технологий QuartaRiata  в Петергофе. . По его словам, он рассчитывает расширить сферу интересов туристов, приезжающих посмотреть на знаменитые фонтаны.

 

Некоторые владельцы креативных площадок в Санкт-Петербурге тоже уже задумываются о работе с туристами и об их привлечении. Так, основатель «Люмьер Холла» (креативного пространства, расположившегося в здании бывшего газгольдера на Обводном канале) Евгений Гудов рассказал о планах арт-площадки:

 

«На следующий год мы планируем реконструкцию. «Люмьер Холл» находится в самом здании газгольдера, в месте, где раньше располагалось газохранилище. Его размеры внушительны: в башню влезает 27 питерских и семь московских планетариев. К июню мы собираемся оснастить наше здание новым куполом, и креативное пространство полностью преобразится. Мы решили сделать наш планетарий одним из самых больших и самых интерактивных в мире. Хотя в Санкт-Петербурге уже есть планетарий».

 

Постиндустрия

 

Чтобы в Санкт-Петербурге креативная отрасль продолжала развиваться, необходимо создавать арт-площадки по определенным направлениям, которые будут приносить прибыль. Так считает управляющий директор департамента управления активами и инвестициями NAI Becar Ольга Шарыгина:

 

«Креатив – это деньги. Чего не хватает Санкт-Петербургу? Во-первых, чего-то большого и высокого. Панорамные площадки, колеса обозрения в красивом городе – самое привлекательное место для туристов. Пока же у нас максимум – Исаакиевский, Смольный или Петропавловский соборы. В Лондоне есть колесо обозрения London Eye, которое собирает около 100 млн футов стерлингов в г од. Во-вторых, чего-то маленького. Многие не могут сейчас поехать за границу из-за курса евро и еще ряда проблем. Поэтому можно выделить территорию, заселить ее маленькими объектами культуры и памятниками архитектуры мира и стран. Дать людям возможность гулять и фотографироваться. И, наконец, чего-то нового и оригинального, того, чего у нас еще нет. Например, в Германии есть пространство под куполом, куда заходишь и оказываешься на острове, где есть обезьяны и тропический климат».

 

«Люмьер-Холл» - креативное пространство, облюбовавшее знаковое здание бывшего газгольдера на Обводном канале, планирует превратиться в крупнейший в стране планетарий. Эксперт Северо-Запад

 

В то же время уже существующие отдельные творческие проекты еще не стали индустрией в прямом смысле этого слова. «На сегодняшний день в Санкт-Петербурге отсутствует креативная индустрия как факт, потому что у индустрии должны быть индустриальные признаки. Бабушка, раскрашивающая пасхальные яички, надомница-швея, шьющая креативные костюмы, – это еще не индустрия. Потому оценить объем этого рынка невозможно», – считает Руслан Чернобаев.

 

При активной помощи правительства креативному бизнесу может возникнуть противоречие: творчество всегда хочет быть свободным, а государство стремится формализовать все процессы. Потому важно, чтобы лучшая помощь властей не свелась к невмешательству в эту сферу.

 

«Это нормальная ситуация. Собрать справки, прописать уставы, выработать правила – какой художник это осилит? Художник ждет налоговых льгот, свободных пространств, а еще лучше – грантов, мастерских без аренды. А кто же сейчас такое может дать? Я думаю, никто. Сегодня государство не выработало программы поддержки именно креативного класса, бизнеса. Формат общения через создание кластера на первом этапе был многообещающим, но на практике стал больше похож на серьезные бюрократические игры, которые подошли крупным секторам экономики, уже имеющим навыки и инструменты объединения в союзы, ассоциации и т.д. Но креативные бизнесы не стремятся объединяться, поэтому я не знаю успешных проектов в данной области. Одним из первых крупных успешных проектов «креативных пространств» стал Artplay в Москве восемь лет назад, а теперь он запускается в Санкт-Петербурге», – продолжает Руслан Чернобаев.

 

У креативных кластеров существует потребность в различных общественных пространствах, и город может помочь в ее удовлетворении. Чем больше арт-площадок появляется, тем более разным содержанием они будут насыщаться: творчество, культура, образование, туризм. Наличие всего спектра функций определяет движение Санкт-Петербурга к статусу «глобального города».

Дарья Шевченко, Мария Григоренко