Хоть горшком назови

28.01.2019

«Мастерские авторской керамики» – небольшая компания, производящая сувениры и посуду в Пскове. Вадим Боровко, ее владелец, рассказал «Эксперту С-З», каково конкурировать с китайцами на провинциальном сувенирном рынке, почему он с опасением относится к инициативам властей и чего ждет от коллаборации с модным московским брендом посуды и предметов декора. 

– Ваш основной бизнес – представительство бренда Mitsubishi в Пскове. Как получилось, что вы занимаетесь еще и такой далекой, казалось бы, от автобизнеса темой, как производство авторской керамики? 

– Наша керамическая мастерская расположена на территории бывшего псковского завода «Тиконд» и является в каком-то смысле его наследницей. Вообще-то завод производил керамические конденсаторы, но в конце 1980-х они, согласно тогдашнему тренду переключаться на производство товаров народного потребления, открыли цех по производству керамики бытового и производственного назначения. Это им было близко по технологическому циклу, были специалисты по обжигу керамики. 

В начале 2000-х годов мы с партнерами занимались строительством, и на «Тиконде» у нас была производственная база. Завод был уже в стадии банкротства и распродавался. Я лично помогал сохранить это керамическое производство, которое еще существовало: покупал глину, давал деньги взаймы. В итоге долг стал настолько большим, что я, по сути, выкупил производство, когда завод закрылся. 

– Став владельцем, что вы изменили на производстве? 

– Существовавший с советских времен цех работал по технологии классического, «конаковского» фаянса. Я прежде всего организовал производство гончарной керамики в старинных традициях: по технологии обжига молоком. По фаянсовому производству самое тяжелое было – провести реконструкцию печей. Все они были самодельные, изготовленные местными умельцами и устарели морально. Я нашел небольшую фирму, которая модернизировала печи с использованием современных материалов, автоматизировала их работу. 

Второе – мы расширили ассортимент, сделали упор на сувенирную продукцию. Расширились и рынки сбыта: до этого практически вся продукция продавалась в Пскове, а теперь она поставляется в музеи и сувенирные лавки при гостиницах практически во всех районах Псковской области, а также за ее пределами: в Старой Руссе, Костроме.

– Как вы находите новых клиентов?

– В основном с помощью сарафанного радио. Кроме того, участвуем в выставках и там налаживаем контакты. А некоторые наши нынешние партнеры просто приезжали в Псков на экскурсии, видели сувениры, которые продаются в нашем магазине в Псковском кремле, выходили на нас и говорили: у нас таких нет, мы хотели бы тоже что-то похожее делать.

– С зарубежными рынками вы не работаете?

– Иногда клиенты из Прибалтики заказывают у нас небольшие объемы продукции для каких-то своих мероприятий и сами вывозят ее. Потому что для маленьких партий не требуется обязательная сертификация. Сами мы пока не готовы заниматься этими процессами: у нас слишком много видов номенклатуры. В ассортименте порядка двух сотен изделий, плюс-минус пятьдесят.

Наш плюс в том, что мы легко вводим новый вид продукции в минимальные сроки и минимальным тиражом. При этом не можем обеспечить резкое повышение объемов производства. В полтора раза – да, но не в три, потому что для этого нужно делать полное техническое перепроизводство, а я пока не вижу возможности окупить его. 

– А упаковкой вы заниматься не пробовали?

– Мы работаем со «Столбушинским продуктом» (известный производитель «гастрономических сувениров» из Псковской области. – «Эксперт С-З»): фирменная упаковка их сбитня – это наши керамические штофы. Но это очень дорогая упаковка, она может быть только подарочной. 

– Сейчас мода на разного рода «крафт», многие рестораны используют керамическую посуду, выполненную в этой стилистике. Вы не видите здесь для себя ниши?

– Вся так называемая крафтовая посуда сейчас тоже выполняется на современных технологических производствах. А на производствах в Чехии, Польше, Германии, Китае все делают автоматы: и рисунки, и глазировку. Мы же можем делать только эксклюзивные варианты, для которых нужен ручной труд. В производстве массовой крафтовой тарелки мы не конкурентоспособны. 

– А кто вообще ваши основные конкуренты? Китайские производители?

– Если говорить о «сувенирке», мы, конечно, чувствуем присутствие Китая. Сейчас, когда курс евро и доллара высокий, особого давления нет. Но, к сожалению, покупательская способность населения все равно падает. И не все понимают, что наш магнитик за 250 рублей – это настоящая керамика, ручная роспись. Многие говорят: «Лучше китайский за 75: пластмассовый и яркий». 

– Вы водите экскурсии на производство, устраиваете мастер-классы?

– Начнем с того, что тех, кто к нам приезжает с проверками из головного офиса компании, представляющей в России Mitsubishi, мы водим на производство, показываем, как оно устроено. Потому что мало кто вообще видел, как делается керамика. 

Кроме того, в 2018 году отремонтировали помещение и теперь проводим мастер-классы: приглашаем школьников, взрослые группы, туристов. В основном это уроки росписи керамики: мы даем готовые изделия, показываем, как рисовать. Потом обжигаем их и высылаем участникам, если речь идет об иногородних гостях. 

– Сувениры и памятные подарки для разного рода администраций вы тоже делаете? 

– Такие заказы есть, но в основном не от органов власти. У меня вообще есть специфический опыт сотрудничества с ними. Семь лет назад меня пригласили в администрацию региона и предложили организовать ремесленную палату Псковской области, которая занималась бы продвижением продукции наших мастеров. Я собрал десять энтузиастов, мы создали НКО, я пришел в администрацию области и сказал: «Давайте теперь будем сотрудничать. Я видел ремесленные центры в Эстонии и Латвии, сделаем такой же в Пскове». Но мне ответили: «Наша программа выполнена. Напротив строки «Создание ремесленной палаты Псковской области» у нас стоит плюс, теперь вы сами».

Эта «палата» в итоге жила три года, потом к нам пришел с проверкой Минюст, нашел 16 нарушений в уставе, и нам сказали: «Вам лучше закрыться и открыться заново». Мы закрылись, на это понадобилось еще полгода работы с документами. А открыться – уже не открылись.

– Кто занимается разработкой дизайна изделий «Мастерских авторской керамики»?

– Галина Драчева, наш главный художник, работает на этом производстве с момента его организации. Это достаточно известный в нашем городе художник. Она делает и авторские работы, и внедряет массовые решения. Есть опыт сотрудничества со сторонними дизайнерами. К примеру, я прочел в профильном журнале про Яну Османову, которая под брендом FUGA производит посуду и предметы декора из дерева. Там была фраза, которая меня зацепила, что она пытается адаптировать ремесла к современным условиям потребления, сочетать старинные технологии с современным дизайном. 

Я с ней связался, мы переговорили, потом сделали для нее пару образцов продукции, она к нам приехала и с нашими мастерами сделала коллекцию посуды в технологии чернолощеной керамики. Это отдельный вид обжига: в дровяной печи прекращают доступ кислорода, и происходит химическая реакция: красный оксид железа превращался в черную закись железа. Эту керамику мы отправили на Международную выставку домашнего декора и дизайна интерьера Maison&Objet, которая проходила 18-22 января в Париже. Если получится, то через это сотрудничество сможем более квалифицированно выходить на внешний рынок.

У Яны есть представление о современных методах продвижения народных промыслов, и, конечно, это неоценимое преимущество. Поиск какого-то ларечника в Прибалтике, который будет брать нашу продукцию на реализацию, это сложнее, чем если Яна сможет продавать наши изделия со своим дизайном в европейских салонах. Это может оказаться выгодно и для нее, и для нас.

 

Теги: