Гений места

04 сентября 2016 в 10:49

В Санкт-Петербурге отметили юбилей писателя и журналиста Сергея Довлатова – 3 сентября ему исполнилось бы 75 лет. Довлатов – символическая личность для города, с Ленинградом связан огромный пласт его жизни. «Зовут меня все так же. Национальность – ленинградец. По отчеству – с Невы», – так, будучи уже в эмиграции, писал он в книге «Марш одиноких»

 

В начале сентября в Санкт-Петербурге впервые прошел фестиваль «День Д», инициированный поклонниками творчества писателя. «Праздник памяти с ярко выраженным человеческим лицом», как назвали его сами организаторы. В рамках фестиваля открылись выставки фотографов Нины Аловерт и Марка Сермана, а также художника Михаила Гавричкова, проиллюстрировавшего повести Довлатова. Прошел ряд театральных премьер, а также дискуссии, открытые чтения, квесты, джазовые концерты и даже парад фокстерьеров в честь любимицы писателя – фокстерьера Глаши. Накануне мероприятия губернатор города Георгий Полтавченко наконец утвердил установку памятника писателю на улице Рубинштейна и самостоятельно выбрал для него место. Довлатова должны будут изобразить стоящим на пороге у открытой двери во дворе дома № 23.

 

«Интересно, что у многих заведений на улице Рубинштейна есть желание быть как-то связанными с Довлатовым, и они принимают участие в нашем мероприятии. Что касается квартиры Довлатова, сейчас в его комнате живут пять мигрантов, но, может, у города или меценатов появится желание выкупить ее для музея», – рассказывает писатель Лев Лурье.

 

Сергей Довлатов родился в Уфе, куда его родителей эвакуировали в начале войны. Семья вновь вернулась в Ленинград только спустя три года – в 1944-м. В 1959 году он начал учебу на филфаке ЛГУ на отделении финского языка, откуда через два года был исключен за неуспеваемость. После службы во внутренних войсках – в охране исправительных колоний Коми, Довлатов снова поступил в университет, но уже на факультет журналистики. Работал в газете кораблестроительного института «За кадры верфям», писал рассказы, был дружен с Иосифом Бродским. Затем на некоторое время уехал из горячо любимого Ленинграда и три года жил и работал в Эстонской ССР. Но в 1975-м вернулся.

 

Довлатов – писатель, не признанный в СССР. В основе его произведений, которые отказывались печатать большинство советских изданий, – события из собственной биографии. Он был вынужден публиковаться в самиздате. Было и несколько публикаций за рубежом, после которых Довлатова исключили из Союза журналистов. В 1978-м из-за давления со стороны КГБ писатель в конце концов эмигрировал из СССР сначала в Вену, а затем в Нью-Йорк.

 

Здесь он стал одним из сооснователей и редактором популярной эмигрантской газеты «Новый американец» и начал издавать свои книги. Проза Довлатова наконец получила признание. Его публиковали в престижных американских журналах Partisan Review и The New Yorker, в котором до этого из русских писателей печатался лишь Набоков.

 

«Хотя я вырос в литературной среде, но слова «Довлатов» до конца 80-х не слышал. Хорошо был известен Бродский, а Довлатов – нет. Это доказывает, что, если бы в 1978 году он не уехал, как писателя мы бы его так и не узнали. Когда он вдруг появился, то произвел фурор и с этого момента занял в моем мировосприятии колоссальное место. Довлатов учит своего читателя не важничать, учит его правильной самооценке.

 

Его герой горд и одновременно относится к себе иронически, он не позволяет себе каких-то низостей или сверхкомпромиссов, но и не живет согласно заранее вбитым в голову принципам», – говорит Лев Лурье.

 

Несмотря на то что прошло уже много лет, город на Неве и сегодня словно пропитан духом произведений писателя. Поэтому неудивительно, что накануне его юбилея Софья Лурье и Лев Лурье представили исторический путеводитель под названием «Ленинград Довлатова». «В путеводителе представлены особо близкие писателю места. Те, где он бывал, где жили его друзья, находились квартиры, места работы и происходили всякие сложности с разного рода учреждениями. Места, которые описаны в его произведениях или мемуарах его друзей. Узловые точки, которые важны для понимания его творчества», – поясняет Лев Лурье.

 

1. Филфак ЛГУ. Университетская наб., д. 11. Здесь Довлатов учился на финском отделении с 1959 по 1962 год и на русском отделении в 1966 году.


2. Агентство воздушных сообщений. Центральные кассы «Аэрофлота». Невский пр., д. 79. Во времена Довлатова здесь стояла кофейная экспресс-машина.


3. Рюмочная при гастрономе «Ленмясорыбторг» «Разлив». Невский пр., д. 18. Любимое место студентов и преподавателей филфака во времена Довлатова.


4. «Котлетная». Невский пр., д. 15/59. Одно из первых городских бистро времен юности Довлатова.


5. Пирожковая № 1 «Минутка». Невский пр., д. 20. Место перекуса филфаковских красавиц.


6. Ленинградский Дом моделей одежды. Невский пр., д. 21. Место работы самых красивых девушек Невского проспекта. 


7. Ресторан «Кавказский». Невский пр., д. 25. Запьянцовское место. Обязательная точка во время кутежа. 


8. Пивной зал «Очки». Наб. канала Грибоедова, д. 20. Точка, где собирались в разное время молодые литераторы и фарцовщики.


9. Дом книги. Невский пр., д.26. 


10. Издательство «Советский писатель», ЛИТО которого Довлатов посещал в 1960е годы. Литейный пр., д. 36. 


11. Дом Адамини. Марсово поле, д. 7. Здесь жил ближайший приятель Довлатова Федор Чирсков, а также друг семьи Алексей Герман и Вера Панова (у нее Довлатов работал литсекретарем).


12. Рестораны «Крыша» и «Восточный». Михайловская ул., д. 1. В 1960-1961 годах Довлатов бывал здесь часто в компании Аси Пекуровской.


13. Гостиный Двор. Невский пр., д. 35. Кафе «Север». Элегантнейшее место Ленинграда 1960-х, здесь после неожиданной встречи начался роман Довлатова и его жены Елены. Отсюда отправлялись в Пушгоры автобусы, которыми нередко пользовался Довлатов в конце 1970-х.


14. Елисеевский гастроном «Центральный». Невский пр., д. 44. Главный продовольственный магазин города.


15. Дворец пионеров. Невский пр., д. 56. Здесь в 1950-е годы Сережа Довлатов учился писать стихи.


16. Кафеавтомат. Невский пр., д. 39. Важнейшее ленинградское бистро.


17. Невский пр., д. 45. Магазин «Рыба», в честь которого Довлатов называл свою улицу «Рыбинштейна».


18. «Сайгон». Невский пр., д. 49. Знаменитый кафетерий, который не любил Довлатов.


19. Квартира Аси Пекуровской. Ул. Жуковского, д. 27. Здесь жила первая жена писателя.


20. Квартира семьи Черкасовых. Кронверкская ул., д. 27. Здесь жили Николай и Нина Черкасовы и их сын, приятель Довлатова, Андрей.


21. Дом журналистов. Моховая ул., д. 17. Здесь Довлатова исключили из Союза журналистов в 1976 году.


22. Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Моховая ул., д. 34. Здесь учился ближайший человек Довлатова, его кузен Борис.


23. Квартира Людмилы Штерн. Наб. р. Мойки, д. 82. Здесь жила почитательница писателя, автор замечательных мемуаров о нем.


24. Квартира Игоря Ефимова. Разъезжая ул., д. 13. Здесь жили писатель Игорь Ефимов и его жена Марина Рачко. Важнейший литературный салон конца 1960х.


25. Ленинградское отделение Союза писателей, Дом писателей им. Маяковского. Шпалерная ул., д. 18. Здесь состоялось первое публичное чтение Довлатова.

26. Редакция детского журнала «Костер». Таврическая ул., д. 26. Здесь Довлатов проработал год в середине 1970-х в компании Владимира Уфлянда и Льва Лосева.


27. Адрес Валерия Грубина. 6-я Советская ул., д. 10, корп. 39, кв. 5. Здесь жил легкоатлет, философ и лучший друг Довлатова.


28. «Большой дом». Литейный пр., д. 4. Здесь на Довлатова было заведено досье. 

29. Спецприемник ГУВД. Захарьевская ул., д. 6. Здесь Довлатов провел две недели в 1978 году, это ускорило его эмиграцию.


30. Отдел виз и регистраций. Ул. Желябова (ныне – Большая Конюшенная), д. 29. Здесь Нора, Сергей Довлатовы и их фокстерьер Глаша получили разрешение на выезд из СССР в 1978 году.


31. Станция метро «Ломоносовская». Здесь в конце 1960х Довлатов как камнерез работал над статуей Ломоносова, которую вскоре сняли за уродство.


32. Адмиралтейские верфи. Фонтанка. д. 203. Здесь Довлатов несколько месяцев проработал матросом накануне эмиграции.


33. Кораблестроительный институт. Лоцманская, 3. Здесь Довлатов работал редактором многотиражки «За кадры верфям» с 1965 по 1969 год.

 

 

Практически нет читателей, равнодушных к творчеству Сергея Довлатова. Андрей Тетыш, глава компании «АРИН», признается, что родился в один день с писателем, и рассказывает о том, как впервые прочитал его рассказы в начале 90-х: «Впечатления от произведений Довлатова у меня даже чуть ярче, чем от творчества Сергея Шнурова. В них есть что-то удивительное – прямолинейность, несговорчивость, несгибаемость характера. Его творчество – это история художника, твоего современника. Но, пожалуй, не Ван Гога – крайне бескомпромиссного. Довлатов – это, скорее, Модильяни, который при жизни не продал ни одной своей работы, а ценить его начали, когда потеряли. У меня Довлатов не ассоциируется с каким-то конкретным местом в городе, как Достоевский. Он, скорее, такой истинно питерский представитель, символизирующий собою весь старый советский Петербург, начиная от Гостиного Двора и ДЛТ тех времен и заканчивая «стекляшками» в новых районах. Ассоциация совершенно разноплановая, и в этом специфика восприятия Довлатова. Ты видишь живого современного классика. Не человека эпохи, которая была 70 лет назад, а именно своего современника – современника этой культуры, стилистики, образа жизни, носителя определенной трагедии, с ними связанной».

 

«Для меня Сергей Довлатов – человек своего времени. Человек того времени, когда я был юным. У меня много знакомых, которые каким-то образом сталкивались с Довлатовым, когда он «торчал» в «Сайгоне». Я тоже туда захаживал, правда, редко, поскольку не очень люблю это место, хоть и учился неподалеку – на Моховой», – вспоминает архитектор Рафаэль Даянов.

 

Конечно, многое изменилось, но филфак ЛГУ по-прежнему стоит на Университетской набережной. На месте и кафе «Север» на Невском, 44, после встречи в котором завязался роман Довлатова и его будущей жены Елены. Правда, вместо магазина «Рыба» на углу Невского и Рубинштейна, в честь которого Довлатов называл свою улицу «Рыбинштейна», теперь расположился сетевой ресторан, а на месте кафетерия «Сайгон», который писатель недолюбливал, – отель. Здание на Невском, 15/59, где была «Котлетная» (одно из первых городских бистро времен юности Довлатова), сейчас также занял отель. А дом на Невском, 25, где был ресторан «Кавказский», в середине 90-х перестроили под офисно-торговый центр.

Ксения Потапова

,

 

 

Архив журналов

2017-2016