Елена Кириленко: «Для того чтобы бизнес был впереди, надо быть в тренде»

26.03.2018

Генеральный директор компании «КЕЛЕАНЗ Медикал», член Экспертного совета премии «Эксперт Года» Елена Кириленко рассказала о кадровом голоде, инновационной экономике, современной системе здравоохранения, продвижении отечественной промышленности и новых проектах компании.

– Вы входите в Экспертный совет премии «Эксперт года». Ваше мнение: почему компаниям стоит заявлять свои проекты на различные премии и участвовать в подобных мероприятиях, а не держать проекты в каком-то сундучке коммерческих тайн?

– Пока ты не расскажешь о себе, никто о тебе не узнает. Сейчас жизнь настолько стремительна, что ждать, что о вашем уникальном продукте кто-то узнает и сам придет к вам, абсолютно бесперспективно. Если у вас есть интересные предложения заказчикам, нужно об этом заявлять. Очень важно общение бизнес-сообщества, обмен мнениями. Как говорится, знай своего клиента. То же самое касается и конкурентов, и партнеров. И потом, признание успеха мотивирует.

– Действительно ли за всем стоит человек, одна личность? Или это всегда вопрос команды?

– Это и личность, и команда. Одна личность не может развить серьезный системный бизнес. Конечно, роль одного человека очень важна, но без команды сложно.

– Насколько человек в любой системе является двигателем или тормозом?

– Конечно, он является и двигателем, и тормозом, несмотря на то что сейчас идет роботизация и нам анонсируется, что роботы могут заменить человека. Роботизация придумана для того, чтобы заместить отсутствие необходимых кадровых ресурсов. Все равно этих роботов делают люди. Вопрос в том, какую они заложат в них программу. Как они будут функционировать, что они будут делать. Если человек не хочет ничего инновационного и прогрессивного, никакой робот его не заставит и никакие внешние обстоятельства тоже. То, что есть кадровый голод, это действительно проблема. Мы недооцениваем нашу молодежь, надо ее поддерживать, помогать ей, давать возможность предлагать инновации. Координировать, направлять в определенное русло. Кадровый потенциал есть. Но, как всегда, с кадрами надо работать.

– Не так давно президент России Владимир Путин заявил о необходимости создания современной системы здравоохранения. Очевидно, что речь идет и о техническом оснащении медицинских учреждений. Как вы оцениваете их уровень оснащенности и какие ключевые проблемы необходимо решить?

– Уровень оснащенности высокий, хотя существует кадровая проблема. Наверное, при проектировании новых учреждений, при реконструкции необходимо продумывать именно те системы, в том числе в медицине, которые минимизируют, а в каких-то ситуациях даже исключают труд медицинского персонала. Есть системы реабилитации восстановительного лечения, которые сами, работая с пациентом, проводят манипуляции. Те, что несколько лет назад проводил средний или младший медицинский персонал. Здесь надо думать над задачей в комплексе. Современная медицинская технология подразумевает не только оборудование, но именно технологическую цепочку для решения медицинской задачи. Что с пациентом, какая помощь ему необходима, как его готовить к оказанию этой помощи? Каким образом, какими средствами, в том числе техническими, будет оказываться эта помощь?Надо использовать современные медицинские технологии, оборудование и, конечно, постоянно повышать квалификацию, давать новые знания тому медицинскому персоналу, который работает.

– Правильно ли я понимаю, что обучать нужно не только медицинский персонал, но и пациентов?

– В какой-то степени да. На сегодняшний день современные системы не так просты в использовании. Пациентам нужно помогать с ними освоиться. Если пациент и персонал в полной мере используют эти системы для оказания помощи, тогда они будут эффективны.

– С точки зрения экономики процесса для пациента было бы выгоднее, чтобы все эти манипуляции проводил кто-нибудь из младшего медицинского персонала либо технологии, которые заменили людей?

– Большой разницы нет. Действительно, есть процедуры, в которых можно исключить субъективный человеческий фактор. Оборудование стоит недешево. Профессионалам тоже надо платить заработную плату, налоги и т.д. То, что в рамках обязательного медицинского страхования оказывается помощь, тарифы на ее оказание в восстановительном лечении установлены с использованием роботизированных систем. Соответственно, учреждение может себе это позволить и получает деньги, которые могут компенсировать те затраты, которые оно понесло на приобретение и эксплуатацию этого оборудования.

– Есть ли возможность у отечественных инновационных компаний, в том числе работающих в медицинской отрасли, совершить качественный рывок в развитии?

– Конечно, такая возможность есть. Мы сталкиваемся с тем, что во многих зарубежных компаниях разработчики – наши соотечественники. Над любым бизнесом должна работать команда профессионалов. Недостаточно просто сделать какую-то инновационную разработку. Надо думать о том, каким образом в дальнейшем это будет внедрено в серию. Сколько это будет стоить, каким образом это будет продаваться, окупаться, как это будет эксплуатироваться. Как это будет использоваться в плане сервиса, как будет проводиться повышение квалификации. В команде разработчиков должны работать те люди, которые подумают о рынке сбыта.

– Ваша компания работает в различных регионах России. Есть ли регионы, опыт которых по поддержке и продвижению отечественной промышленности представляет наибольший интерес?

– Интересны все регионы, потому что практически во всех регионах России есть инновационные производства. Серьезный кластер медицинского оборудования есть в Нижегородской области. В частности, практически все автомобили скорой помощи производятся на заводе «ГАЗ». Конечно, в Москве и Подмосковье тоже, но там другие возможности. Это не только финансовый, но и мозговой центр. В Ленинградской области создается кластер по поддержке современных инновационных разработок фармацевтики в области медицинского оборудования. Каждый регион идет своим путем.

– Какая поддержка может быть оказана инновационным компаниям со стороны государства?

– Поддержка не только финансовая, а именно с точки зрения организации. Постановка дальнейшей задачи, для чего мы все это делаем. Одно дело – создание разработки, другое – что дальше? Как и где это будет производиться, в каком объеме, под какие задачи? Кто конечный потребитель, каким образом это будет эксплуатироваться? Очень важно, чтобы люди, которые разрабатывают эти новинки, имели возможность получить аналитическую поддержку.

– К государству правильнее приходить уже с каким-то конкретным планом, нежели просто просить помощи?

– Конечно. Это очень важно. И тогда уже, естественно, необходим тот же самый финансовый ресурс, потому что финансы, движение и производство необходимы для разработки. Это должен быть четко сформулированный план: куда, подо что, какие необходимы финансы. А не просто – есть какая-то суперидея, которую надо реализовывать.

– В России активно реализуется программа импортозамещения. В том числе в сфере медицинского оборудования. Как вы оцениваете качество производимой продукции?

– К сожалению, здесь есть разный опыт. Есть компании, с которыми сотрудничаем мы в том числе, они производят качественную продукцию, оказывают хорошую сервисную поддержку. Есть компании, которые производят отдельные единицы оборудования, и, когда к ним обращаешься с большим заказом, они предупреждают, что не смогут соблюсти сроки поставки. Все должно быть спланировано. Все должно быть в серии, и должен быть некий прогноз, потому что надо понимать, как будет обслуживаться оборудование, производимое серийно. Если каждая единица оборудования сделана индивидуально и инженер внес какие-то изменения в программное обеспечение, в дальнейшем это невероятно сложно обслуживать. Должна быть системность. Многие российские производители сейчас, исходя из этих соображений, развивают свое производство. Я считаю, что перспективы хорошие.

– В наших с вами беседах ранее вы предлагали ввести в ФЗ-44 понятия квалификации поставщика. Чем это нововведение поможет бизнесу?

– Это поможет бизнесу, который будет системно подходить к решению своих задач. Бизнес, который выискивает в Интернете объявленные аукционы и пытается принять участие и выиграть ценовым демпингом, – этому бизнесу вряд ли поможет вопрос квалификации. В первую очередь это поможет нашим заказчикам. Задачу необходимо решать комплексно. Покупать единицы оборудования – не очень перспективная тема. Если мы изначально понимаем, что работаем над неким технологическим решением, насыщая его оборудованием, технологиями, программами для решения некой медицинской задачи, – это перспективный подход. Покупка отдельных единиц оборудования решает локальные задачи, но в этом случае мы не смотрим в завтра. Те игроки, которые еще не готовы подходить комплексно, не будут претендовать на решение комплексных задач. А бизнес, который к этому готов, получит заказы. Для того чтобы вырастить системную компанию, нужны серьезные инвестиции в обучение персонала, сервисную службу, материальную базу. Квалификация будет принята во внимание, и тот, у кого она выше, получит приоритет.

– Какие проекты находятся в работе у KELEANZ medical?

– Мы очень серьезно занимаемся информационными технологиями в медицине. Для того чтобы бизнес был впереди, надо быть в тренде. Поставляемое оборудование должно работать максимально эффективно; учитывая, что оно может работать в сетях передачи данных, медицинских информационных системах, в системе телемедицины, то это самое перспективное направление. Мы рассматриваем отношения с поставщиками оборудования с точки зрения того, что мы даем им обратную связь, рекомендации, каким образом это оборудование может работать наиболее эффективно в современных информационных системах. Мы с эти работаем и, исходя из этого, укрепляем свой отдел продаж. Вопрос поддержки российских инноваций плюс организации оборудования зарубежного производства. Есть иностранные производители, которые заинтересованы в том, чтобы локализоваться, но опять же они должны понимать, что дальше. Над этими комплексными задачами мы тоже сейчас работаем.

– Говоря о молодежи, вы формируете кадровый резерв, работая с вузами?

– Мы уже очень плотно подошли к этому вопросу. Наша компания – своеобразная школа кадров. Несколько наших бывших сотрудников работают в очень крупных зарубежных компаниях. Некоторые пришли к нам, еще не являясь выпускниками вузов. Некоторые закончили вузы, получили практику в нашей компании. У нас есть идея создать школу, программу коучинга. Активно ведем переговоры с рядом петербургских вузов по поводу проведения семинаров, будем приглашать студентов, чтобы они проходили практику у нас в компании. Я считаю, что это правильно. В этой ситуации мы, общаясь со студентами, можем ответить на какие-то их вопросы, обменяться опытом. Таким образом, для себя мы сформируем кадровый резерв.

– Какой стиль руководства у Елены Кириленко?

– В большей степени авторитарный. Было много примеров, когда собственники отошли от бизнеса и наемное руководство не смогло удержать компании на плаву. Приходится все взвешивать, принимать порой даже жесткие решения. Когда компания растет, на каком-то этапе ручной стиль руководства начинает тормозить компанию. Когда появляются предложения или есть какие-то возражения по поводу принимаемых решений, я всегда говорю – докажите. Убедите меня, что это правильно. Если есть весомые аргументы, я соглашусь.

 

Марина Богомягкова