Бизнес и социум

19 февраля 2017 в 11:29

Ответственность перед обществом имеет разные формы и масштабы, может быть и совсем не связана со сферой предпринимательства, считает Оксана Юлдашева.

 

Тема корпоративной социальной ответственности (КСО) является одной из основных в рамках проведения ежегодной премии «Эксперт года», которая состоится в Петербурге в апреле 2 017 года. Профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета Оксана Юлдашева в интервью журналу «Эксперт Северо-Запад» рассказала о том, чем российское восприятие КСО отличается от западного, и о том, про что должны думать ответственные менеджеры.

 

– Зачастую под словосочетанием «корпоративная социальная ответственность» понимается лишь благотворительность. Но ведь этот термин более объемен?

 

– На ваш вопрос ответить не так просто, как кажется поначалу. Дело в том, что концепция КСО постоянно меняется в содержательном плане, насыщаясь новыми идеями и даже целями. На Западе идеи КСО зародились еще в 70-х гг. прошлого века. С тех пор они значительно модифицировались, и сегодня КСО рассматривается чаще как управление устойчивым развитием компании.

 

Что касается России, концепция КСО пришла к нам и серьезно зазвучала только в начале 2000-х. В 2006 году Ассоциация менеджеров России приняла меморандум «О принципах корпоративной социальной ответственности». В нем зафиксировано определение КСО как «философии поведения и концепции выстраивания деловым сообществом, компаниями и отдельными представителями бизнеса своей деятельности в целях устойчивого развития и сохранения ресурсов для будущих поколений». Сформулированы и несколько принципов, прежде всего – производство качественной продукции и услуг д ля потребителей, создание привлекательных рабочих мест, инвестиции в развитие производства и человеческого потенциала.

 

Сейчас в России очень разное отношение к КСО, все зависит от компании – типа собственности и специфики менеджмента (российский или иностранный), размера (крупный бизнес или малый и средний бизнес), а также от воли и желаний собственников компании (или ее владельца). Можно смело сказать, что понимание КСО в России несколько отстает от западного. Действительно, многие российские компании до сих пор воспринимают этот термин как благотворительность, помощь конкретным стейкхолдерам в решении наиболее сложных или актуальных проблем. Однако есть компании, которые сводят КСО только к соблюдению законодательства, – это тоже один из аспектов корпоративной ответственности. Кто-то направляет основную активность по КСО на внутренних стейкхолдеров, сотрудников и т.д.

 

В 2008 году ВЦИОМ проводил опрос, чтобы определить восприятие КСО российскими менеджерами. Выяснилось, в частности, что 54,7% респондентов воспринимали КСО как своевременную выплату зарплат и налогов, 41,7% – как производство качествен ной продукции, 12,5% – как благотворительность и участие в решении социальных проблем. Думаю, что сегодня уже существенно больше менеджеров понимают, что такое КСО, и знают о концепции устойчивого развития. Однако вряд ли существенно изменились модели КСО, характерные для России.

 

Если говорить о специфике КСО в России, то можно выделить три аспекта: ориентация, в основном на внутренних стейкхолдеров (персонал) в противовес внешним, понимание КСО как в основном законопослушности, низкий уровень ориентации на устойчивое развитие (экология, социум, экономика пользы). Последнее – ориентация на устойчивое развитие – характерна только для крупных транснациональных российских компаний энергетической сферы («Газпром», «Лукойл», «Роснефть» и т.п.), кто вынужден брать пример с западных корпораций.

 

Один из современных подходов к трактовке КСО фактически приравнивает ее к управлению устойчивым развитием, которое выражается в двух основных измерениях для компании: в стремлении быть экологически эффективными (заниматься ресурсосбережением, минимизировать отходы и негативное влияние на окружающую среду) и быть социально-эффективным (создавать социально полезные ценности и обучать потребителей устойчивым моделям потребления).

 

– Насколько КСО популярна в бизнес-среде? Какие наиболее интересные проекты вы знаете?

 

– Популярность проектов постоянно растет, особенно это заметно в периоды экономического роста, когда бизнес начинает реально зарабатывать больше. У русского народа в крови меценатство и благотворительность, да и поток просящих помочь увеличивается вместе с ростом бизнеса – поэтому на это как-то надо реагировать.

 

Интересных проектов огромное количество. Все они разные, и очень трудно выделить лучшие. Очень интересную модель КСО представляет глобальная компания Heineken. Ее модель можно смело отнести к разряду современного понимания КСО как устойчивого развития компании. Они рассматривают КСО как часть бизнес-модели, включая идеи устойчивого развития во все этапы цепочки создания ценности (то есть пива). При этом устойчивость они понимают как ресурсосбережение (сокращение затрат воды, снижение затрат сырья и материалов, например, затрат на упаковку, экономию энергии), а также как обучение населения моделям ответственного потребления пива, поддержку местных сообществ и охрану труда и здоровья сотрудников.  Наиболее интересной является идея продвижения ответственного потребления, которая на первый взгляд противоречит целям прибыльности и роста компании, поскольку фактически способствует умеренному потреблению пива.

 

Другой пример – общероссийская организация «Деловая Россия», объединяющая малые предприятия для реализации общественно значимых мероприятий – как бы КСО «в складчину». Они спонсируют различные спортивные мероприятия, в основном для молодежи. Один из последних проектов – зимний петербургский фестиваль бега, посвященный Дню героев Отечества, который был организован 8 декабря прошлого года в Приморском парке Победы и привлек сотни участников пробега и тысячи зрителей.

 

Есть и примеры другого порядка, но не менее важные и иногда определяющие судьбы людей, которые в них включены. Например, питерская компания «Ультра-прогресс» уже более десяти лет поддерживает одну школу, для учителей и ребят которой ежегодно выделяет ряд премий в разных номинациях, а также спонсирует проведение общих мероприятий. Уже не одно поколение школьников выросло на этих инициативах и примерах меценатства. Наверняка они во взрослом возрасте будут вести себя так же.

 

Как видно, ответственность перед обществом может иметь разные формы и масштабы, может быть связана и совсем не связана со сферой бизнеса. В любом случае – это обратная связь бизнеса с социумом, а в последнее время эта связь все больше приобретает стратегический окрас, поскольку нацелена на устойчивое развитие как компании, так и общества.

 

– Общепринято, что государство мало лояльно к бизнесу, реализующему проекты КСО. Что необходимо сделать с федеральной точки зрения, чтобы поддержать бизнес реализующий эти проекты?

 

– Я не считаю, что государство должно создавать какие-то привилегии тем, кто занимается КСО, это свободный выбор каждой компании. В КСО всегда есть нормативный аспект (соблюдение действующего законодательства), а есть и дискреционный (совершающийся по личному усмотрению или по совести). Что касается нормативного аспекта, то государство, естественно, должно ставить бизнес в позицию, когда прямое нарушение социальных или экологических норм приводит к ответственности – это наказание для тех, кто не соблюдает общепринятые правила. Однако создавать законы, которые дают привилегии для тех, кто занимается КСО – это чересчур, здесь должен работать дискреционный аспект – свободная воля субъекта, реализующего подобные проекты.

 

Я бы согласилась с мнением русского мыслителя Николая Рериха, который основным инструментом улучшения жизни общества видел просвещение. Просвещать людей, объяснять, что необходимо быть ответственным за себя, свое поведение, своих близких, особенно детей в стратегической перспективе, – важнейшая функция государства и всего общества, общественных деятелей, СМИ и других структур и субъектов, кто уже осознает необходимость и безальтернативность устойчивого развития каждого участника глобальной эко-социальной экономической системы.

 

Мне хотелось бы привести в пример идею российского публициста, литературного критика и фантаста Сергея Переслегина о необходимости перехода от «экономики прибыли» к «экономике пользы», когда корпорации в противовес сиюминутным прибылям будут принимать решения, основанные на долгосрочной общественной пользе с учетом соблюдения принципов устойчивости. В связи с этим меня всегда удивляют люди, которые говорят, что бизнес – это про деньги и про прибыль, а не про создание ценностей или чего-то полезного для общества. Плохие бизнесмены думают про прибыль (краткосрочная перспектива), а ответственные менеджеры должны думать про пользу (стратегическая перспектива).

 

– Стоит ли ожидать взрывного роста интереса бизнеса к участию в проектах КСО?

 

– Взрывного роста я не жду, жду постепенного, но стабильного роста интереса, устойчивого роста. Доказательством этому служат развитые страны, где население существенно более продвинуто в области поддержания ценностей устойчивого развития. Значительную роль в популяризации идей КСО играют также и современные программы обучения в университетах, программы МВА и ЕМВА, а также постоянное обсуждение этой тематики в СМИ, формирование специализированных пулов или платформ специалистов (конференций, конкурсов), вовлеченных в развитие темы КСО, а также духовное развитие самого человека и системы ценностей XXI века.

Сергей Шестаков