Алексей Мщов – о дебютном ЕР - «Тебе всего…», музыкальном рынке и развитии андеграунда

07.05.2018

– Давайте сразу о насущном – зачем вам твиттер? Это способ доносить свои мысли или следить за другими?

– Вот так, сразу в десятку. Думаю, что он мне действительно ни к чему. Я завел его, наверное, года 3 назад, с целью делиться новостями о DE SANGRE, но так и не привык к нему. Да и группа опять временно в бессрочном отпуске. Так что я благополучно про него забыл, и на днях даже думал удалить. Мне неинтересно его читать, и я не знаю, о чем туда писать, 140 символов – ни туда, ни сюда. Друзья смеются, говорят, что я старовер – наверное, так и есть.

– Какую роль в вашем творчестве играет семья? Вдохновляет ли она вас? Или напротив семья – это то, что отвлекает от работы и дает покой?

– Самый сложный для меня вопрос. Все зависит от обстоятельств. Например, рождение ребенка, безусловно, вдохновляет. До сих пор помню эти ощущения – я как воздушный шарик, накачанный гелием, болтающийся под потолком, гоняемый сквозняками из стороны в сторону. Меня распирало, но я понимал – когда родится Полина, мне будет совсем не до музыки. Поэтому я начал загодя, за 4 месяца, и аккурат к родам закончил композицию, посвященную дочери.

Но есть в семье и бытовые дела, которые как лангольеры Стивена Кинга пожирают все твое время, особенно первые полтора-два года. И даже несмотря на то, что в диктофоне «на-ля-лякано» идей на два альбома, они откладываются на «потом», где благополучно остаются и по сей день.

Так что, я думаю, семья – это точно источник вдохновения, так как постоянно приносит тебе что-то новое, но и, конечно, помеха в некотором смысле. Опять же, все индивидуально. Сейчас, спустя шесть лет, у меня снова появилось достаточно времени заниматься музыкой, что я и делаю. В марте этого года я наконец выпустил свой дебютный ЕР – «Тебе всего…». И скажу не для красного словца, а совершенно честно – за эту работу я опять должен благодарить свою дочь.

– Над чем вы сейчас работаете? Расскажите о своем текущем проекте.

– Сейчас у меня почти готовы три новых трека. Я планировал сделать альбом, но модные и «подкованные» коллеги-музыканты меня отговорили, объясняя тем, что сейчас почти никто не выпускает альбомы, в основном синглы и ЕР-шки. Ну, раз так, готовлю к осени ЕР из трех песен. До этого я писал инструментальные композиции, потому что сам не умею петь и писать тексты. Теперь я планирую привлечь специалистов. Песни в совершенно разных жанрах, поэтому и вокалисты должны быть разные. Причем одна песня под женский вокал. Для меня это серьезный эксперимент. Ничего подобного я раньше не писал, и это весьма полезный и интересный опыт.

– Как вы можете охарактеризовать музыкальный рынок в целом и тот его сегмент, к которому себя причисляете?

– А что, у нас есть рынок? Я так не думаю. Во всяком случае, я не назвал бы это рынком. Это скорее музыкальный движняк. Сегодня, конечно, все обстоит гораздо лучше, чем 10 лет назад, но тем не менее. На радио не попасть, там все попилено и поделено для своих. В телевизоре то же самое. Ну, какой это рынок? Это кумовство. Остается интернет, но это уже не рынок, а самодеятельность с переменным успехом: кто-то выстреливает, а много кто – нет.

Я давно хочу поработать в кино в качестве кино-композитора, у меня даже есть опыт, небольшой, но вполне достойный. Однако и там все свои, деньги-то немалые. Вот и тыкаюсь пока по короткометражкам знакомых, набиваю руку – а вдруг все-таки повезет?

Но, несмотря на все это, андеграунд живет и пусть медленно, но развивается. То тут, то там можно увидеть действительно талантливых и интересных молодых исполнителей, которые еще «вчера» ходили в школу. Это дает надежду, что когда-нибудь весь этот самотек действительно превратится в настоящий рынок.

– Вы давно в музыке, вам от этого не уйти, но стали бы вы отговаривать идти в этот мир молодых ребят, которые только начинают? Они ведь и половины не знают тех трудностей, с которыми им придется столкнуться.

– Нет, отговаривать не стал бы, да и не стану, точно. Наоборот, я считаю правильным одобрять и поддерживать юные начинания. В первую очередь это нужно делать родителям. Если они не помогут своим детям, этим займется кто-нибудь другой, и не факт, что это будут люди с чистыми сердцами. Хотя в этом плане мне повезло. Я родился в Архангельске, и в реалиях 90-х годов моим родителям было не до меня – вырос, одет, обут, накормлен – и слава Богу. В 16 лет я попал в музыкальную тусовку «Рубилово напрочь!» и как самый младший с удовольствием позволил меня там воспитывать. Это было сообщество нескольких музыкальных коллективов, от панк-рока до грайнд-кора. У нас была общая реп. база, мы устраивали отличные фестивали с приглашенными гостями из столиц и просто проводили много времени вместе. Я многому там научился: от игры на барабанах до простой человеческой порядочности. С тем и приехал в Питер в двадцать лет. А ведь я мог попасть и в дурную компанию, в которой поддержка была бы другого направления.

А что до трудностей… Слабаки со временем сами отсеются, добившись (или не добившись) какого-то своего результата. Один мой знакомый говорит, что большинство подростков начинают заниматься музыкой «чтоб найти себе крутую телку» а потом женятся и совсем «подвязывают». Да, и такое бывает. Что тут сказать – тоже победа! А что до людей, которые посвящают музыке всю жизнь, несмотря ни на что, хочется процитировать Портоса: «Я дерусь просто потому, что дерусь!»

– Насколько вы готовы делиться информацией из вашей жизни? Вы – довольно открыто ведете себя в соцсетях. Я знаю о вашей семье и даже о том, что вы варили на больничном компот. Где находится та информационная грань, за которую вы не пустите?

– Компот – это вещь! Спасибо, что напомнили, надо сварить еще. А насчет открытости – не думаю, что я открыт более чем большинство пользователей соцсетей. Все как у всех – прикольчики, котики, веселые инсталляции с дочкой и интересные (на мой вкус) видосы. Иногда что-то по творчеству. Ничего противозаконного и крамольного. Делюсь тем, что нравится самому. Грань, конечно, есть, но она, наверное, там же, где и у всех нормальный людей – в мозгах.

– Раз уж пошли личные вопросы, у меня есть очень личный, и имя ему – плейлист. Поделитесь последними треками, которые слушали.

– Да у меня все старье… Ну, навскидку из последнего: Filter - Where Do We Go From Here, Waltari - Every Bad Day, Fourplay - December Dream, The Internet – Dontcha, John Mayer – Neon, Billy Cobham – Alive, Ill Nino – de sangre Hermosa, Sepultura – The Hunt, Stuck Mojo - Give War A Chance, Fun lovin criminals - Up on the hill. Да и дальше там такая же каша из жанров. Там даже где-то есть Spice girls.

– Как насчет живых выступлений? Где вас можно будет встретить в ближайшее время?

– Ну, по причинам, связанными с семейными обстоятельствами, я не планирую живых выступлений в ближайшие полтора-два года. Это как раз возвращаясь к вопросу «А не мешает ли?..» Так что пока я могу позволить себе работать только студийно. Ну а там, как все дела улажу, – посмотрим. Хотя врать не буду, по сцене очень соскучился, но пока вот так. Планирую клип, а лучше два. Это, опять же, как получится.

– Пожелания читателям нашего журнала.

– Никогда не умел говорить тосты, поздравлять с днем рождения и желать чего-либо читателям, радиослушателям или телезрителям. Вечно несу какую-нибудь сумбурную дичь, за которую потом стыдно. Главное – чтоб у всех все было хорошо.

Катерина Воскресенская